Кини-Нуи

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кини-Нуи » Книги » BIONICLE: Island of Lost Masks


BIONICLE: Island of Lost Masks

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://i67.tinypic.com/2utj7f6.jpg

ОСТРОВ ПОТЕРЯННЫХ МАСОК
(Райдер Уиндэм, 2015)

Глава 1: Прибытие героев

    Когда мальчик увидел несущихся к нему черепауков, он закричал и уронил длинную палку, которую нес с собой в качестве оружия. Повернувшись, он понесся прочь со всех ног. Острые концы паучьих лап вонзались в землю, оставляя в земле предгорий длинные цепочки ямок. Мальчик бежал по тропинке, ведущей вдоль утеса к джунглям. Он надеялся, что успеет добраться до своего укрытия, когда впереди появилась еще стая пауков, преграждая ему дорогу. Он резко затормозил.
    Как и все жители огромного острова Окото, мальчик носил на лице священную маску. Пути назад и вперед были перекрыты, и он понял, что теперь сможет сбежать от пауков, только если спрыгнет со скалы. Твари приближались, и он, задрожав, обхватил руками маску и закричал:
    — Помогите!
    Мальчик подпрыгнул от удивления, когда пауков за его спиной разметал мощный взрыв песка. Те полетели вниз с утеса, громко скрежеща. Пытаясь понять, откуда прилетел песок, мальчик обернулся и увидел, как по тропе к нему бежит воин в броне.
    На воине была коричневая маска, а в руках он держал похожее на посох оружие, концы которого светились. Он закричал:
    — Ложись!
    Мальчик припал к земле, и воин на бегу выстрелил еще несколько раз. Песочные заряды пролетели над спиной мальчика. Они врезались в пауков, стоявших на тропе впереди, и те тоже со скрежетом посыпались с обрыва.
    Воин остановился рядом с мальчиком:
    — Ты в порядке?
    — Да. Спасибо! — выдохнул тот, поднимаясь на ноги.
    Воин слегка наклонил голову в ответ. Мальчик ткнул пальцем в его оружие и сказал:
    — Ты... ты Нилкуу, хранитель камня! Отец рассказывал мне о тебе и твоем песчаном бластере. Меня зовут Бинзак.
    Нилкуу огляделся, высматривая поблизости малейшие признаки опасности.
    — Бинзак, что ты делаешь здесь, в такой дали от ближайшей деревни?
    — Моей деревни больше нет, ее уничтожили черепауки! Я один сумел сбежать, сохранив маску. С тех пор я прятался в джунглях.
    Нилкуу печально покачал головой:
    — Мне жаль, Бинзак. Для нашего острова настали темные времена. Многие потеряли свои маски от лап черепауков и перешли под контроль Повелителя Черепауков.
    — Можно спросить, почему ты сейчас не в регионе камня?
    — Я отправился в регион джунглей на важное задание. Я должен немедленно попасть в Храм Времени.
    — Храм Времени? — переспросил в недоумении Бинзак. — Но... если ты оказался здесь, это значит, что ты свернул на горной тропе не туда. Ты заблудился?
    Нилкуу фыркнул под маской:
    — Конечно, нет. Хранители не могут заблудиться.
    — Никогда?
    — Ну, почти никогда. Я не очень часто покидаю регион камня. К тому же в этих джунглях полно деревьев, которые кажутся мне совершенно одинаковыми.
    — Я могу провести тебя к храму, — показал на лес Бинзак. — Я знаю, где срезать дорогу.
    Нилкуу на секунду задумался и сказал:
    — Я не могу оставить тебя здесь. Будет лучше, если ты пойдешь к храму вместе со мной.
    — Идем, нам сюда, — двинулся в лес Бинзак.
    На остров начала опускаться ночь, и в небе стали видны далекие звезды и другие планеты. Нилкуу и Бинзак шли мимо громадных стволов, пересекли горную реку, и поднимались по крутому склону, пока наконец не вышли на большую поляну. В ее центре, ясно вырисовываясь на фоне ночного неба, стоял Храм Времени. Он напоминал огромный метроном, вплоть до длинного маятника, равномерно качавшегося на шарнире, установленном в основании храма.
    У входа в храм стояли пять воинов. Их броня и маски были очень похожи, но они отличались друг от друга цветом и уникальным оружием. Бинзак сразу же узнал в зеленом воине Визуну, хранителя джунглей, и понял, что все остальные — тоже хранители. Изотор, хранитель льда, носил белую маску и держал в руках ледовую пилу. Кивода, хранитель воды, носил голубую маску, а на его спине висели две водометные турбины. Коргот, хранительница земли, носила темно-фиолетовую маску и была вооружена большим звездчатым буром. А красным воином с двумя огненными мечами был Нармото, хранитель огня.
    Бинзак был потрясен:
    — Все шесть хранителей Окото? Собрались в одном месте?
    Оглянувшись на Нилкуу, он добавил:
    — А ты не шутил, когда сказал, что у тебя очень важная миссия!
    Когда Нилкуу и Бинзак подошли к храму, хранитель льда спросил:
    — Ты опоздал, Нилкуу. Заблудился?
    Прежде чем тот успел ответить, Бинзак быстро сказал:
    — Хранитель камня не заблудился! Он задержался, потому что спасал меня от черепауков!
    — Я знаю этого мальчика. Он из деревни неподалеку, — сказал Визуна и, обращаясь к Бинзаку, добавил:
    — Я рад видеть, что ты цел.
    Нилкуу, показав на Бинзака, сказал:
    — Он был один, когда я его нашел. Я привел его сюда, чтобы с ним ничего не случилось.
    — Всем на Окото грозит опасность, если мы не выполним свою миссию, — сказал хранитель огня.
    Нилкуу повернулся к Бинзаку.
    — Ты останешься здесь. Жди меня, — приказал он.
    Оставив Бинзака, Нилкуу последовал за остальными хранителями в Храм Времени. Там они достали из хранилища Маску Времени и вынесли ее на открытую площадку, с которой видно было ночное небо. В центре площадки находился бассейн, заполненный волшебным светом. Поместив маску в бассейн, воины окружили его. Хранитель воды сказал:
    — Теперь мы должны прочесть Пророчество Героев.
    Хранители в унисон заговорили:
    — Когда настанут темные времена и вся надежда будет утрачена, хранители должны объединиться. По одному из каждого племени. Пробудите силу прошлого и будущего, и спасение придет к вам с небес. Когда выстроятся звезды, на шести кометах прибудут неподвластные времени герои, чтобы собрать Маски Силы и найти Создателя Масок. Вместе стихии обладают силой победить зло. Вместе, но порознь.
    Свет в бассейне вокруг Маски Времени закружился, светясь все ярче и ярче, пока из него не вылетел сверкающий луч, ушедший высоко в небеса. Спустя несколько секунд луч исчез, оставив хранителей в темноте.
    Моргнув, Нилкуу спросил:
    — Сработало?
    — Пророчество должно сработать, — ответил хранитель огня. — Это единственный шанс победить силы зла, захватившие наш остров.
    — И что нам делать дальше?
    — Вернемся в свои регионы, — сказала хранительница земли. — И сделаем все возможное для защиты наших племен, пока мы ждем, чтобы выстроились звезды.
    Вернув Маску Времени на место, шесть хранителей покинули храм. Там Нилкуу подошел к ждущему их Бинзаку и, нагнувшись к нему, прошептал:
    — Спасибо, что не сказал остальным, что я чуть не заблудился в джунглях.
    — Ты же мне жизнь спас! — ответил Бинзак.
    Нилкуу взглянул на мерцавшие в небе звезды.
    — Я должен возвращаться в регион камня. Надеюсь, в этот раз я не пропущу нужный поворот.
    Бинзак кашлянул:
    — Хранитель камня, у меня нет причин, чтобы здесь оставаться. Я счел бы за честь, если бы вы позволили мне проводить... то есть, сопроводить вас в регион камня.
    Нилкуу выпрямился:
    — Это очень великодушное предложение. Пожалуй, я соглашусь.
    — Отлично! — воскликнул Бинзак. — Тогда пошли!

    Несколько дней спустя, в укрепленной деревне хранителя каменного региона, Нилкуу и Бинзак стояли на крыше крепости вместе с остальными членами племени камня. Крыша здания по периметру была окружена низкой стеной с бойницами — прорезями, из которых открывался отличный обзор на окружающую пустыню, но при этом вооруженные мечами и длинными копьями караульные оставались под защитой в укрытии. Бинзак помогал Нилкуу и караульным высматривать черепауков, но случайно бросил взгляд на ночное небо и в недоумении сказал:
    — Я и не знал, что отсюда видны другие звезды.
    — Другие звезды? — переспросил Нилкуу. — О чем ты?
    — В регионе джунглей я никогда не видел этого созвездия, — Бинзак показал на скопление из шести ярко светящихся точек у них над головой. — Как странно. Это созвездие... движется!
    Нилкуу вытаращил глаза за маской:
    — Это не созвездие.
    Повернувшись к караульным, он сказал:
    — Кометы прилетели. Они падают на Окото!
    Жители деревни обратили внимание на небо как раз в тот момент, когда кометы разделились, отдаляясь друг от друга и направляясь в разные части острова. Прямо у Нилкуу на глазах одна из комет пролетела над пустыней. Она рухнула на скалистое плато к востоку от крепости и взорвалась ярким пламенем. Взрывная волна сбила с ног нескольких караульных и протащила их по крыше.
    Нилкуу схватил Бинзака и затащил его под прикрытие каменной стены, пока ударная волна не прошла.
    — Оставайся здесь, — приказал он.
    Схватив свой песчаный бластер, Нилкуу перепрыгнул стену. Приземлившись на плотно утрамбованный песок, он побежал к плато, на которое упала комета.
    Когда Нилкуу добрался до плато, от сгоревших обломков кометы еще поднимались клубы белого дыма. Из кратера поднялась расплывчатая фигура немалого роста и сделала шаг вперед, выйдя из дыма. Нилкуу увидел на лице незнакомца коричневую маску — такого же цвета, как его собственная. Он был вооружен длинным кинжалом и парой изогнутых метательных орудий, в которых хранитель камня узнал легендарные штормеранги, которые могли в полете поднимать песчаные бури.
    Пришелец потер затылок. Явно слегка потрясенный, он спросил:
    — Что случилось? Где я?
    Нилкуу поклонился:
    — Добро пожаловать, Похату, повелитель камня, на остров Окото. Я — Нилкуу, хранитель камня.
    Похату перестал тереть затылок, посмотрел на Нилкуу, затем быстро обернулся, чтобы посмотреть, нет ли кого за спиной. Повернувшись обратно к хранителю камня, он спросил:
    — Ты, эээ... ты ко мне обращаешься?
    — Да, Похату.
    — Хмм, — Похату покачал головой. — Я никогда прежде не слышал имени «Похато». И про этот остров никогда не слышал. Вообще, если подумать, не могу сказать, чтобы я помнил... хоть что-то.
    В недоумении Нилкуу спросил:
    — Э-э, Похату... ты не знаешь о Пророчестве Героев? Что ты — один из шести героев, прилетевших сюда на кометах? Твоя судьба — победить зло и спасти наш остров от...
    Над пустыней громко протрубил рог, прервав Нилкуу и заставив его оглянуться на крепость.
    — Это сигнал тревоги. Черепауки напали на деревню!
    — Черепауки?
    — Некогда объяснять! — крикнул Нилкуу уже на бегу к крепости.
    Он успел пробежать совсем немного, когда почувствовал сзади сильнейший порыв ветра, а затем кто-то схватил его за броню на спине и поднял высоко в воздух. Выгнув шею, хранитель увидел, что его держит Похату, ноги которого обвивал небольшой смерч.
    — Легенды говорили правду! — сказал Нилкуу, когда они взмыли еще выше и понеслись к крепости. — Ты умеешь летать!
    — Не дрыгайся, — приказал Похату.
    Посмотрев вниз, Нилкуу увидел, что они уже добрались до крепости. Пауки карабкались по наружным стенам, а стражники тыкали в них копьями, отчаянно пытаясь сбить нападавших. Один паук прошмыгнул мимо стражников и подкрался к Бинзаку сзади. Тот закричал, когда паук набросился на него, сомкнув свои лапы на голове и маске мальчика.
    Похату отпустил Нилкуу, и тот приземлился рядом с Бинзаком, который поднял валявшееся на земле копье, собираясь напасть на стражников. Нилкуу знал, что Бинзак не может себя контролировать, что его тело и разум оказались в полной власти Повелителя Черепауков. Нилкуу достал свой песчаный бластер и выстрелил в паука, обхватившего голову Бинзака. Взвизгнув, паук свалился с мальчика, который рухнул на крышу. На оставшихся ногах он понесся к ближайшей бойнице и выпрыгнул из нее. Подбежавший к отверстию Нилкуу увидел десятки пауков, взбиравшихся по стене крепости.
    По-прежнему паривший над их головами Похату направил бешено кружащееся основание своего смерча на захватчиков и начал облетать здание. Не способных противостоять вихрю пауков отрывало от стены и засасывало в воронку, которая выплевывала их в направлении подальше от крепости. Один за другим пауки с треском ломающихся костей рушились на скалистое плато. Стражники сопровождали это зрелище радостными криками.
    Нилкуу наклонился к Бинзаку и спросил:
    — Ты в порядке?
    — Кажется, — застонал тот, потирая маску. — Но... я помню, как это было ужасно! Повелитель Черепауков захватил мой разум!
    — Расслабься, мальчик, — успокоил его Нилкуу. — Теперь все хорошо.
    Похату устремился вниз под крутым углом и приземлился рядом с Нилкуу. Когда тот выпрямился, он спросил:
    — Разве я не победил зло?
    — Нет, но ты неплохо начал. Но Повелитель Черепауков едва не овладел этим мальчиком навсегда, — ответил Нилкуу, показывая на Бинзака.
    — Объясни-ка.
    — Повелитель Черепауков управляет всеми черепауками на острове. Когда в его власти оказывается маска одного из жителей острова, он получает власть над самим жителем. Мы потеряли много друзей, и силы зла все растут.
    — Ты уверен, что я прилетел сюда, чтобы победить зло? — спросил Похату.
    Нилкуу кивнул:
    — Согласно Пророчеству, шесть героев — Тоа — прибудут на остров. Каждый отправится на поиски Золотых Масок, великую силу которых они должны освободить. Чтобы найти свою маску, мы должны отправиться в Святилище Маски Камня.
    Похату задумчиво устремил свой взгляд вглубь пустыни.
    — И когда я должен начать эти поиски?
    — Сейчас же.
    — Сейчас? — Похату посмотрел на вечернее небо. — Но сейчас уже темнеет.
    — Я помогу тебе найти дорогу.
    Попрощавшись с Бинзаком, Нилкуу повернулся к Тоа:
    — За мной.
    Оставив за спиной крепость, Нилкуу повел Похату по пустыне, направляясь к песчаной гряде на востоке. Похату быстро подстроился под шаг своего проводника и спросил:
    — Ты не расскажешь мне еще про этот остров? И других героев?
    — Я расскажу тебе все, что знаю, — ответил хранитель. — Но не забывай высматривать пауков. Они повсюду!
    Шагая по пустыне, Нилкуу гадал, нашли ли его друзья-хранители другие кометы и потеряли ли память остальные Тоа.

0

2

Глава 2: В поисках золотых масок

    — Ты совсем ничего не помнишь? — спросил Изотор, хранитель льда, разряжая свой ледовый бластер в черепауков, которые ползли к нему по снегу.
    — Совершенно верно, — ответил Копака, Тоа в белой маске. — Но я не сомневаюсь, что в состоянии распознать зло, когда его вижу.
    Он широко размахнулся и своим ледяным копьем сбросил подкрадывавшихся к нему справа трех пауков прямо в ближайшее ущелье.
    — С нетерпением жду боя со злодеем, о котором ты говорил, — Повелителем Черепауков.
    — Не забывай, что я рассказал тебе о Пророчестве, — отозвался Изотор. — Сначала ты должен найти свою золотую маску в Святилище Маски Льда.
    Хранитель выпустил еще одну очередь из своего бластера. Попадая в пауков, ледяные снаряды мгновенно их замораживали. Другой паук выпрыгнул из сугроба, нацелившись своими острыми когтями на маску Изотора. Тот вовремя заметил врага и отреагировал, взмахнув включенной ледовой пилой. Паук врезался прямо во вращающееся лезвие, и его половинки упали по бокам Изотора.
    Копака и Изотор отошли от того места, где комета Тоа врезалась в тундру ледяного региона Окото, едва ли на три длины среднестатистической деревни. Их следы уже исчезли под покрывалом свежевыпавшего снега, когда на путников напали черепауки. Копака обернулся и увидел, как на него несутся еще три паука. Не медля ни секунды, Тоа снял со спины щит с заостренной кромкой и ударил им в лед, покрывавший землю. Сила удара была такова, что в пауков полетели ледяные осколки, перевернувшие их на спину. Копака снова взмахнул копьем, отправив пауков вслед за остальными в пропасть.
    — Ты умелый воин, — заметил Изотор.
    — Но мне кажется, что наш бой только начался, — ответил Копака, стряхивая ледяное крошево с щита. — На вашем острове всегда такая погода?
    — Только здесь, на севере. Окото разделен на регионы воды, джунглей, огня, земли и камня.
    — По региону на каждого хранителя и Тоа?
    — Да. Ты уверен, что не помнишь имена Гали, Лива, Таху, Онуа или Похату?
    — Уверен, — кивнул Копака.
    Изотор указал на щит героя:
    — По легенде твой щит состоит из двух частей. Раздели его, надень обе части на ноги, и они станут лавинными лыжами. Попробуй сделать это сейчас.
    — Зачем?
    — Чтобы мы смогли скрыться, пока сюда не добрались те пауки.
    Копака огляделся, но не увидел ничего, кроме бескрайнего снега и льда.
    — Какие пауки? Где?
    Изотор ткнул пальцем в далекий обледеневший склон на востоке, который едва можно было различить сквозь снегопад. Тоа некоторое время всматривался туда и наконец сказал:
    — Я вижу на этом холме маленькие черные точки.
    — Посмотри еще раз. Как следует.
    Копака чуть наклонил голову и удивился, когда темные точки неожиданно увеличились в размерах. Он увидел сотни черепауков, стремительно несущихся к нему. Спешно задвинув Изотора за спину, Тоа поудобнее перехватил оружие:
    — Слишком поздно убегать! Держись сзади, пока я разбираюсь с этими монстрами!
    — Вообще-то, — прочистил горло Изотор. — этим паукам добираться до нас еще несколько минут. В твою маску встроена бинокулярная линза для увеличения изображения, чтобы ты мог лучше видеть то, что находится далеко. Похоже, ты и про это забыл.
    — Ох, — сказал Копака. Он отключил увеличение, и пауки снова стали далекими точками. Разбирая свой щит на лыжи, он вздохнул:
    — Потеря памяти меня крайне раздражает. Может быть, я не герой из вашего Пророчества. В конце концов, раз я должен быть повелителем льда, почему мне так холодно?
    Изотор засмеялся и вышел из-за спины Копаки, встав напротив:
    — Ты едва появился на Окото, а уже победил множество черепауков. Когда ты решил, что на нас сейчас нападет еще больше пауков, ты отказался убегать или прятаться. Нет, ты грудью встал на мою защиту и приготовился к бою. Я не сомневаюсь в твоей храбрости и в том, кто ты такой. Ты — Тоа. Ты — Копака. Ты — настоящий повелитель льда. Это твоя судьба — победить зло и спасти наш остров!
    Копака надел лавинные лыжи:
    — Я признателен тебе за доверие, Изотор.
    — Хорошо. Но ты надел лыжи задом наперед.
    — Я просто проверял, насколько они надежные, — ответил Копака, посмотрев вниз.
    Тоа снял лыжи, надел их как надо и немного размял ноги.
    — Снег немного скользкий, — заметил он. — Наверное, стоило бы испытать эти лыжи на не очень крутом склоне.
    — На это нет времени, — сказал Изотор. Убрав свое оружие, он с разбегу прыгнул Копаке на спину, от чего колени Тоа подкосились, и он покатился по крутому склону. Ветер засвистел вокруг облаченного в белоснежную броню Тоа, когда он понесся вниз с Изотором, уцепившимся за его плечи.
    — Прямо по курсу здоровые камни, — сказал Копака.
    Изотор наклонился влево, насколько смог, заставив Копаку повернуть и объехать возвышавшийся у них на пути булыжник, присыпанный снегом. После этого Изотору пришлось крениться вправо, помогая Тоа попасть в узкую расщелину между двумя скалами, покрытыми толстым слоем льда. Пока они съезжали по склону, Изотор спросил:
    — Осваиваешься?
    — Кажется, — ответил Копака, сворачивая к выщербленному каменному пласту. Он наклонился влево, пытаясь избежать столкновения.
    — Берегись! — крикнул хранитель, спрыгнув со спины Тоа за мгновение до того, как тот влетел в высоченный сугроб. На поверхности остался только глубокая вмятина в форме Копаки. Изотор уже собирался окликнуть его, но Тоа сам выбрался из снега.
    — Ты цел? — спросил хранитель.
    — Да. Просто выяснял, как останавливаться.
    — Хм. Скоро разберешься. Но, наверное, нам лучше пройтись немного пешком, прежде чем ты попробуешь еще раз.
    Копака снял лыжи и собрал их обратно в щит. Пока они с Изотором шли, снегопад понемногу уменьшался, позволяя разглядеть на горизонте очертания гигантских зданий. При помощи линзы на своей маске Копака смог различить на строениях окна и другие архитектурные детали. Некоторые окна были открыты, впуская внутрь мороз, но большинство было покрыто толстым слоем льда и длинными острыми сосульками.
    — Это что, город? — спросил Тоа.
    — Был город, — ответил Изотор. — Как и все великие города Окото, теперь он превратился в гробницу. Идем. Нам надо торопиться.
    Завыл ветер, закрыв руины тяжелым покрывалом снега. Копака спросил:
    — Эти города уничтожили враждующие армии?
    — Нет, не армии, а схватка между двумя братьями. Создателями Масок.

    — Кто такие были Создатели Масок? — спросила Гали, Тоа в голубой броне, раскручивая гарпун, чтобы сбить четырех черепауков, собиравшихся прыгнуть на нее с покрытого мхом камня на берегу реки.
    — Секунду, — отозвался Кивода, хранитель воды. Он выстрелил из своего торпедного бластера в морского паука, плывшего к ним. Тот ушел под воду. За ним следовало еще больше пауков. Кивода прыгнул в реку и крикнул:
    — Повелительница воды, нам надо немедленно уходить, иначе они задавят нас числом.
    — Куда? — спросила Гали, расправляясь еще с тремя пауками.
    — Сюда, — Кивода включил турбины у себя на спине и погрузился под воду. Гали оттолкнулась от земли плавниками на ногах и нырнула следом, оставив пауков позади.
    Гали стремительно неслась по реке, быстро нагнав Киводу, опустившегося ближе ко дну. С поверхности воды опускались столбы света, освещавшие необычные растения и причудливые коралловые образования.
    — За нами никого нет, — сказала Тоа, оглянувшись.
    — Пауки, наверное, уже в пути, — ответил хранитель, огибая руины подводной заставы. — Они тебя увидели, а значит, их хозяин, Повелитель Черепауков, теперь тоже в курсе твоего прибытия. Пауки не отстанут, пока ты не найдешь золотую маску.
    — Кстати, об этом. Ты так и не рассказал мне о создателях масок.
    — Да, точно. Когда-то давным-давно все на Окото жили в гармонии. Наш остров был удивительным местом, полным чудес и захватывающих дух пейзажей — раем из полных жизни гигантских лесов. Уже тогда хранители помогали жителям острова, защищая их от диких зверей, пожаров, бурь и наводнений. Из силы стихий острова два брата, которых называли Создателями Масок, делали Маски Силы. У каждого брата была особая маска. Єкиму владел Маской Созидания, а Макута — Маской Власти. Осторожнее, рыба.
    — Что? Ой! — Гали заметила, что плывет прямо на небольшой косяк рыбы, и изогнулась, чтобы пропустить их. — Прости. Я еще не освоилась. Продолжай, Кивода.
    — Братья делали много масок для жителей острова, в том числе и хранителей, но особо ценными считались маски Єкиму. Макута завидовал ему и придумал коварный план. Несмотря на то, что священный закон запрещал создавать маски с силой более чем одной стихии — такие маски были бы слишком сильны и опасны — Макута решил создать самую могущественную маску на свете. Маску Абсолютной Силы.
    — Что случилось потом?
    — Стоило Макуте надеть маску, он сразу же попал под ее власть, а весь остров затрясся и стал рушиться. Єкиму понял, что сделал Макута, и сумел сбить маску с лица брата. Это вызвало взрыв совершенно невероятной силы. Целые города рассыпались в прах, а на месте взрыва остался огромный кратер. Ударная волна пронеслась по острову, и большая часть северного побережья Окото превратилась в пустыню. За волной последовали землетрясения, из-за которых земля сдвинулась и стали извергаться вулканы. Теперь северный конец острова занимают гигантский ледник и заснеженные горы. На юге три вулкана непрерывно истекают лавой. Запад изуродован обсидиановыми равнинами. Здесь, на востоке, земля превратилась в болота и топкие озера. Только джунгли на юге остались неповрежденными, потому что их защитили горы. Несмотря на то, что после взрыва прошло уже много тысяч лет, последствия черного дела Макуты по-прежнему с нами.
    — Что стало с Создателями Масок?
    — Взрыв был такой силы, что оба брата погрузились в бесконечный сон. Вдобавок он разбросал Маски Силы по всему острову. Когда древние хранители нашли почти безжизненное тело Єкиму, он прошептал им свое Пророчество, прежде чем они его похоронили. С тех пор многие поколения хранителей следили за тем, чтобы Маски Силы оставались спрятанными в своих святилищах. И все эти годы маски ждали, пока их кто-нибудь не найдет.
    — Я не понимаю, — протянула Гали. — Если ты и другие хранители знали, где спрятаны Маски Силы, почему вы сами их не забрали?
    — Потому что эти маски были созданы исключительно для самых сильных — тебя и других Тоа. Но когда мы поняли, что зло набирает силы, мы уже не могли защищать всех жителей острова, и нужда в героях стала особенно острой. Поэтому мы с остальными хранителями встретились в Храме Времени, чтобы прочитать Пророчество и ускорить ваше прибытие.
    — Скажи мне, Кивода. Дух Макуты выжил? Он в ответе за растущее зло?
    — Да. Во всяком случае, мы так считаем, — ответил хранитель. — Мы уверены, что он управляет Повелителем Черепауков и бесчисленным множеством других чудовищ.
    — Жаль, я не помню своего прошлого, — вздохнула Гали. — Но я полагаюсь на вашу уверенность во мне и остальных Тоа, и я сделаю все, что в моих силах, чтобы помочь вашим племенам.
    — Я говорю за все племена Окото, когда говорю, что мы благодарны за вашу помощь.
    Гали улыбнулась под маской:
    — Далеко еще до Святилища Маски Воды?
    — Мы уже очень близко.
    — Тогда плывем быстрее.
    Когда они проплывали мимо обломков утонувшего давным-давно корабля, вода в реке стала непривычно теплой. Посмотрев на дно, Гали увидела что-то, напоминающее ярко светящиеся камни. Показав на них, она спросила:
    — Что это?
    — Лава, — ответил Кивода. — Расплавленные камни. Она вытекает из термальных клапанов, которые, если не ошибаюсь, соединяются с вулканами в регионе огня. Держись как можно дальше от лавы. Она настолько горячая, что может сжечь тебя дотла!
    Гали попыталась представить, на что может быть похожа река лавы, но перестала думать о регионе огня, когда увидела впереди водоплавающих черепауков, которые преграждали путь к Святилищу Маски Воды. Кивода тоже их увидел и сказал:
    — Помни о своей судьбе.
    Тоа Воды приготовила свой гарпун. Вместе с хранителем она поплыла прямо на пауков.

    — Эти пауки вообще когда-нибудь сдаются? — спросил Таху, Тоа Огня в красной маске и доспехах.
    — Нет, — откликнулся Нармото, хранитель огня. — С тех пор, как вы прибыли на Окото, Повелитель Черепауков отправил еще больше своих прислужников на поиски Масок Силы.
    Таху и Нармото поднимались по крутому склону мрачного вулкана, когда на них напали несколько дюжин черепауков. Таху был вооружен двумя золотыми мечами и парой огненных клинков, которые можно было объединить в лавоустойчивую доску. Нармото пользовался огненным бластером и парой огненных мечей.
    — Мы должны забраться выше, — сказал Таху, отбиваясь от пауков.
    — За мной! — крикнул Нармото и перепрыгнул через стайку пауков, приземлившись на каменный уступ, рядом с которым стекал поток лавы. Таху прыгнул следом, и злобные пауки, развернувшись, поползли к уступу. Не медля ни секунды, Таху достал свои огненные клинки и поднял их так, чтобы раскаленная порода окатила пауков. Те, гневно заскрежетав, полетели в стороны.
    Облако дыма окружило Тоа.
    — Какой мерзкий запах.
    — Не останавливайся! — сказал Нармото, который уже карабкался по стене из черного камня. Таху полез за ним, и вскоре они уже стояли у основания двух гигантских колонн, вырезанных, судя по всему, из вулкана, перед которым они оказались.
    — Вот самый большой вулкан Окото. Ты уже близко.
    Присмотревшись к колоннам, Таху увидел, что они поддерживают платформу, ведущую к окутанному тенями проходу.
    — Святилище там?
    — Да.
    — Как мы туда попадем?
    — Ты полезешь.
    — А ты?
    Нармото запрыгнул Таху на спину.
    — Я готов, — заявил он. — Давай, лезь.
    Начиная подъем, Таху задумался, достигли ли остальные Тоа своей цели, и какие опасности ждали их внутри святилищ.

0

3

Глава 3: Опасные святилища

    — Мы уже близко к Святилищу Маски Земли, — сказала Коргот, хранительница земли. Она вела Онуа, повелителя земли, по спускающимся вниз ступеням, грубо высеченным в широком туннеле в недрах региона земли на острове Окото. Ярко-фиолетовые кристаллы росли на стенах пещеры, освещая лестницу жутковатым сиянием. — Мы бы добрались сюда быстрее, не наткнись мы на зеленых черепауков, способных видеть в темноте.
    — Можно задать вопрос личного характера? — спросил Онуа.
    — Ну давай, — ответила Коргот, не останавливаясь.
    — В вашей деревне, когда моя комета упала на Окото, кто-то из старейшин разве не говорил, что все хранители носят священные Маски Стихий, которые передаются от отца к сыну?
    — Ну да. Традиции обычно так и работают. Но что в этом вопросе такого личного?
    — Прости, если покажусь невежей, и не забывай, что я ничего не помню о том, что было до моего прибытия на остров, но... — Онуа прокашлялся. — Ты же женщина, да?
    Коргот хихикнула:
    — Да.
    — Я так и думал. Вряд ли я был бы так сбит с толку, скажи твои старейшины, что маски можно передавать и дочерям тоже.
    — Напомни мне сказать им про это, — ответила Коргот, останавливаясь перед монолитной каменной стеной и поднимая свой звездчатый бур. — Святилище за этой стеной. Сейчас я ее просверлю.
    Онуа внимательно изучил стену и проверил турбокопалки, закрывавшие его кисти и предплечья:
    — Мне кажется, я могу пробиться сквозь эту стену быстрее твоего бура.
    — Валяй, — опустила оружие хранительница.
    Тоа погрузил свои толстые пальцы в стену и начал рыть, быстро превратив внешний слой камня в осколки. Ускорив темп, он зарылся еще глубже, пока наконец не пробил, хорошенько размахнувшись, последний слой породы. Получившаяся дыра вела в соседнюю пещеру.
    — Ты, конечно, так роешь туннели, что остается полно мусора, но с результатами не поспоришь, — заметила Коргот, когда Онуа, отбросив щебень, исчез в проделанной им дыре.
    Последовав за Тоа в новую пещеру, она оказалась на широком каменном выступе, нависавшем над колоссальных размеров залом. Стены помещения были усеяны гигантскими светящимися кристаллами, а по центру возвышался один гигантский камень — практически башня. В воздухе прямо над его верхушкой парила одинокая золотая маска.
    — Ты должен взобраться на эту башню, чтобы получить маску и исполнить свою судьбу, — сказала Коргот. — Я останусь внизу и буду высматривать черепауков.
    Онуа спустился с карниза на пол пещеры, двигаясь осторожно, чтобы не разбить светящиеся кристаллы. Дойдя до кристаллического обелиска, он сразу полез наверх — медленно, но верно, пока наконец не добрался до вершины. Выпрямившись, Тоа бросил взгляд на выступ, с которого за ним следила Коргот. Хранительница была не одна.
    Целая армия зеленых черепауков заполонила коридор за спиной Коргот. Та подняла свое сверло и бросила во врага один из своих метательных ножей. С верхушки кристалла Онуа видел, что врагов слишком много, и хранительнице некуда бежать.
    — Мне уже не помочь, Онуа. Исполни Пророчество!
    Онуа снял свою маску и быстро нацепил на лицо Золотую Маску Силы. Он едва не потерял сознание от прилива невероятной силы. Двигаясь быстрее мысли, он инстинктивно соединил свои турбокопалки в огромный молот и одним прыжком перемахнул через пропасть, приземлившись рядом с Коргот.
    Зеленые черепауки уже готовы были наброситься на них, когда Онуа со всей силы ударил молотом по земле. Заряженная силой стихий волна разметала пауков, впечатав их в стены пещеры.
    — Ты создал молот-землетряс, как и говорилось в легенде! — ахнула Коргот.
    Но Онуа ее не слышал. Он слышал только странный голос, звучавший, казалось, прямо у него в голове.
    И этот голос звал его по имени.

    — Прислушайся, Лива, — прошептал Визуна, хранитель джунглей, перехватывая свой огненный лук.
    Лива, Тоа Джунглей, наклонил голову и сказал:
    — Я ничего не слышу, кроме ярких жучков, которые летают вокруг моей золотой маски.
    — Вот именно, — ответил Визуна. — Тут слишком тихо.
    Прорубив дорогу через густые заросли и отразив нападения бесчисленных черепауков, Лива и Визуна наконец оказались перед развалинами Святилища Маски Джунглей. Гигантские деревья окружали руины, покрытые странными светящимися корнями, змеившимися вокруг высокого постамента. Над постаментом парила Золотая Маска Джунглей, вокруг которой кружились жужжащие светлячки, привлеченные, судя по всему, силой маски. Казалось, словно источником странной жизни внутри развалин был сам артефакт.
    Оглядевшись, Визуна пробормотал:
    — Я чувствую, что в этом святилище таится множество опасностей.
    — Да ну? — усмехнулся Лива. — Это тебе голова говорит или хвост?
    Визуна вздохнул. Вскоре после того, как Лива попал на Окото, он заинтересовался зеленым суставчатым хвостом, который рос из копчика хранителя. Тот объяснил, что его хвост оснащен дополнительными органами чувств, которые ощущают колебания в окружающей среде, позволяя находить воду и предсказывать погоду, но Лива просто считал хвост забавным.
    — Шути про мой хвост сколько влезет, — сказал Визуна. — Он не раз выручал меня в войне с черепауками.
    За спиной Ливы раздался громкий треск. Тоа выхватил свои мечи и, стремительно развернувшись, обрушил их на кучу широких зеленых листьев. Мечи ударились об панцирь крупного синего черепаука, кравшегося по земле. Паук дернулся и замер.
    — Я же говорил, что чувствую опасность, — заявил Визуна.
    — Жаль, ты не почувствовал ее немного раньше, — сказал Лива, высвобождая мечи. До его слуха снова донесся треск, раздававшийся теперь по всем развалинам. — Похоже, этот гаденыш притащил всех своих друзей.
    Приготовив лук, Визуна крикнул:
    — Беги за маской, Лива. Я задержу пауков!
    У Тоа был при себе планер, благодаря которому он мог летать. Он уже собирался полететь к Золотой Маске, когда увидел, что к ее постаменту ползет целая орда черепауков, а сверху по веткам и лианам спускается еще больше. Полный решимости избежать пауков, Лива прыгнул на толстый, покрытый шипами корень, окружавший постамент, и позволил инерции нести его к цели.
    Скользя по корню, словно по неподвижной волне, Тоа ловко уворачивался от острых колючек. Схватив Золотую Маску, он надел ее и сразу же почувствовал, как его тело заполняет энергия стихии. Он и не думал останавливаться, когда увидел, что Визуну со всех сторон окружили пауки.
    Лива спрыгнул с корня и полетел к своему проводнику. Соединив мечи с волшебными летными лезвиями своего планера, он получил пару боевых топоров. Когда Тоа поднял их над головой, они засветились от переполнявшей их энергии.
    — Я — Повелитель Джунглей! — закричал он.
    Пауки разлетелись в разные стороны, словно листья, которые поднял в воздух ураган. Когда они с грохотом врезались в древние стволы, окружавшие святилище, Лива удивился, услышав странный голос, звавший его по имени. Еще больше он удивился, когда перед его внутренним взором предстали руины огромного города.

    Похату, Тоа Камня, увидел, как пауки несутся к Нилкуу, хранителю камня, и уже собирался броситься на помощь, когда тот закричал:
    — Забудь про меня, Похату! Исполни свою судьбу, пока можешь!
    Они стояли на дне глубокой траншеи — всего, что осталось от Святилища Маски Камня, которое много веков скрывалось под толстым слоем песка. Траншея упиралась в стену, перед которой стояла высокая колонна из резного камня, над которой парила Золотая Маска Силы. По бокам колонны возвышались две древние статуи воинов. Потратив несколько недель на то, чтобы пробиться через пустыню, Тоа и хранитель наконец добрались до руин — одновременно с армией черепауков, тоже обнаруживших святилище.
    Пока нападавшие пауки приближались к Нилкуу, Похату начал действовать. Вызвав торнадо, он пронесся по траншее и схватил Золотую Маску. Все еще паря высоко в воздухе, он быстро снял собственную маску и надел золотую. Он почувствовал, как сила Золотой Маски наполняет его тело.
    Похату приземлился и достал свое оружие. Он метнул оба штормеранга разом в пауков, прижавших Нилкуу к стене. Сила Золотой Маски объединилась со штормерангами, вызвав из ниоткуда песчаную бурю, и внезапный шквал ветра с песком разметал пауков во все стороны.
    Нилкуу в благоговении смотрел, как штормеранги, вращаясь, вернулись к ожидавшему их Похату. Поймав свое оружие, тот повернулся к Нилкуу:
    — Ты в порядке?
    — Да, — кивнул Нилкуу. — А ты?
    Похату вытянул руки и пошевелил пальцами.
    — Золотая Маска дала мне невероятную силу. Мне кажется, я могу справится с целой... целой... как странно, — он покачнулся и схватился за маску. — Я что-то слышу. Кто-то зовет меня по имени.
    — Голос исходит из твоей маски, — объяснил Нилкуу. — Это говорит Єкиму, создатель масок.
    Хранитель уже рассказал Тоа о двух братьях, Єкиму и Макуте, и о том, как их маски определили не только историю, но и рельеф острова.
    — Маска хочет показать мне что-то, — пробормотал Похату. — Я вижу... огромный город! Его окружают облака и горы. К входу ведет длинный каменный мост.
    — Ты видишь город создателей масок, где погребен Єкиму. Он находится на юго-востоке, в регионе джунглей.
    Похату разинул рот от удивления, когда Золотая Маска показала ему город в подробностях:
    — Все здания лежат в руинах. Похоже, давным-давно там случилось что-то ужасное. И я чувствую, что сейчас там затаилось нечто еще более страшное.
    — Зло становится все сильнее, — сказал Нилкуу. — И сила Повелителя Черепауков растет с каждым днем.
    — Тогда мы должны немедленно отправиться в этот город!
    — Не «мы», повелитель камня, — покачал головой Нилкуу. — Ты должен пойти туда. Золотая Маска была только первым шагом. Настоящее испытание ждет тебя впереди. И никто из хранителей не может последовать за тобой туда, куда ты должен пойти.
    — То есть я должен найти создателя масок и сразиться со злом в одиночку?
    — Нет, Тоа Похату. Ради этой миссии объединятся все шесть героев.
    Пройдя мимо неподвижных черепауков, Похату и Нилкуу покинули святилище. Нилкуу показал на видневшуюся вдалеке горную цепь:
    — Иди туда. Золотая Маска покажет тебе путь к городу Создателя Масок.
    Похату поклонился:
    — Ты храбрый воин, хранитель камня. Сражаться рядом с тобой было для меня честью.
    — И для меня, повелитель камня, — поклонился в ответ Нилкуу. — Теперь поспеши в город!
    Тоа отошел от него на несколько широких шагов, прежде чем вызвал торнадо, которое подняло его высоко над пустыней и понесло в направлении гор. Во время полета Похату думал о других героях. Он гадал, нашли ли они свои Золотые Маски и не идут ли они сейчас тоже к городу Создателя Масок. А еще он спрашивал себя, готовы ли они сразиться с тем злом, что их ждет.
    Он пришел к выводу, что скоро узнает.

0

4

Глава 4: Таинственный город

    Высоко в горах региона джунглей, на самом краю утеса стояла величественная арка, покрытая затейливой резьбой. С нее начинался длинный, потрясающий своей монументальностью мост, который служил основным входом в город создателей масок. Он проходил над глубокой пропастью, и, несмотря на очевидную древность, его края ничуть не раскрошились со временем. Опоры моста исчезали в реке облаков, заполнявшей пропасть, и создавалось впечатление, что город парит в воздухе.
    Большую часть города поглотили разросшиеся джунгли, покрывавшие почти любую поверхность. Арку и мост украшали неимоверных размеров сети, которые сплели черепауки, чтобы отпугивать или ловить незваных гостей. Посередине моста под восьмиугольной обзорной площадкой болтались коконы с жертвами пауков.
    Онуа, Гали, Копака, Лива и Похату оказались у арки одновременно. Все были в золотых масках. Все скептически разглядывали друг друга, размышляя, что сказать, когда из-за арки вышел Таху со своей доской подмышкой и тоже в золотой маске.
    — Приветствую! Я Таху, повелитель огня. Пророчество привело нас всех сюда, под мое командование.
    — Твое командование? — переспросил Копака, сжимая свой ледяной щит. — У тебя мозг перегорел? Я Копака, и никто не будет мной командовать!
    Два Тоа сверлили друг друга взглядом. В надежде разрядить обстановку Онуа вежливо представился:
    — Я Онуа, повелитель земли.
    Похату, Гали и Лива быстро последовали его примеру. Не обращая внимания на остальных, Таху и Копака одновременно зарычали и бросились друг на друга, побросав оружие на землю. Лязг кулаков, стучащих по броне, наполнил тень арки. Сцепившись в клубок из тяжелых доспехов, Тоа повалились на землю. Гали попыталась разнять драчунов, воткнув между ними гарпун:
    — Прекратите, идиоты!
    Таху и Копака ее не послушали. Они продолжали молотить друг друга, пока Онуа не наклонился и не схватил их за головы своими ручищами. Тоа Земли поднял их так высоко, что ноги соперников болтались над землей, затем повернул их лицами друг к другу.
    — Не деритесь, — добродушно засмеялся он.
    В руках массивного повелителя земли Копака и Таху выглядели беспомощными марионетками, но все равно продолжали угрожающе сверлить друг друга взглядом, пока Тоа Огня наконец не сказал:
    — Нам все равно нужен лидер.
    — Значит, выберем его голосованием, — отозвалась Гали.
    — Я голосую за Онуа, — быстро сказал Лива и захихикал. — Он знает, как захватить внимание.
    — Тихо, — шикнул на них Похату, высматривая что-то на мосту. — У нас гости.
    Остальные герои посмотрели в указанном им направлении. Онуа все еще не выпустил Таху и Копаку, поэтому он просто повернул их в нужную сторону. Все они были поражены, когда увидели, как из-за края обзорной площадки вырастает нечто похожее на длинные, суставчатые черные копья. Неожиданно мост окутало облако, временно закрыв героям обзор.
    Онуа отпустил Таху и Копаку. Не отрывая взгляда от моста, Тоа Огня спросил:
    — Что это такое?
    Сразу после этого облако рассеялось, и герои увидели, что черные копья на самом деле были лапами ужасного монстра в бронированном панцире. Под четырьмя пылающими багровым огнем глазами на широкой черной голове чудовища располагались мощные жвалы. Наклонившись на шести остроконечных лапах, оно открыло пасть, обнажив белоснежные клыки, и зашипело с такой силой, что герои издалека почуяли его мерзкое дыхание.
    — Повелитель Черепауков, — сказал Похату. — Нам от него не убежать.
    Тоа Камня достал свои штормеранги и приготовился к бою.
    — Не волнуйся, — отозвался Копака, поднимая свое оружие. — Я эту букашку в одиночку заморожу!
    — Ты слишком медленный, Копака, — фыркнул Лива и тут же рванул с места, оставив позади всех остальных. Он пулей пронесся под аркой и побежал по мосту прямо к Повелителю Черепауков.
    Гали резво нагнала Ливу и отпихнула его в сторону своим гарпуном:
    — Я его смою!
    Увидев приближающуюся Гали, монстр плюнул в нее комком своей липкой паутины. Попав в Тоа Воды, он мгновенно спутал ее руки и ноги сетью, заставив упасть на землю. Пока Гали пыталась освободиться из ловушки, мимо нее пробежали Онуа, Копака и Таху, каждый из которых явно намеревался первым вступить в бой с чудовищем.
    Похату вызвал торнадо и обогнал всех, разбросав их по сторонам и едва не уронив Таху с моста. Несясь навстречу Повелителю Черепауков, Похату метнул в него штормеранг. В ответ чудище легким щелчком ноги сбило летевшее на него оружие и снова плюнуло паутиной.
    Клейкая масса ударила Похату в голову с такой силой, что он вылетел из собственного смерча, описав красивую дугу над мостом. Торнадо быстро рассеялось, а сам Тоа рухнул прямо на чрезвычайно удивленного Копаку. Мгновение спустя к хозяину вернулся штормеранг, больно ударивший его по маске.
    — Дорогу повелителю огня! — закричал Таху, пронесшись мимо лежащих на земле героев с занесенными над головой клинками. Когда он подбежал к Повелителю Черепауков, тот поднял передние лапы, чтобы отразить нападение.
    Огненные клинки с громким лязгом ударились о бронированные лапы чудовища. Таху бил снова и снова, но безрезультатно. Он был совершенно не готов к тому, что гигантский паук выбросит лапы, которыми защищался, вперед, отправив Тоа в полет не менее грациозный, чем Похату незадолго до этого. Когда Таху почувствовал, как сила притяжения тянет его к земле, он приготовился к жесткой посадке, но удара не последовало. К облегчению повелителя огня, он приземлился в ожидавшие его объятия Онуа.
    Таху увидел, что остальные герои уже поднялись, а Гали и Похату избавились от паутины. Он поднял взгляд на Онуа.
    — Мы должны действовать вместе, — сказал тот.
    Остальные герои молча кивнули в знак согласия. Онуа опустил Таху на землю, и все Тоа повернулись к Повелителю Черепауков. Чудище с вызовом уставилось на них в ответ и гневно зашипело.
    Приготовив свое оружие, повелители почувствовали, как в них собирается сила стихий. Шесть героев бросилось на врага, двигаясь, словно единое целое. Хотя они никогда раньше не сражались в команде, они вели себя так, словно всегда были одной тактической группой.
    Повелитель Черепауков плюнул мерзкой субстанцией в надвигающихся героев. Копака принял удар своим ледяным мечом, не сбившись с шага. Лива поднялся в воздух одновременно с Похату верхом на торнадо.
    Даже четырехглазое чудовище не могло уследить за каждым героем. Первый удар нанесла Гали своим гарпуном, за ней последовал Лива с топорами. Их совместное нападение сбило чудище с ног, и его голова стукнулась о мост с противным звуком. Не давая пауку подняться, Похату ударил его штормерангом прямо между глаз.
    Таху вложил всю свою силу в удар, от которого чудище взмыло в воздух и рухнуло на спину на дальней стороне обзорной площадки.
    — Онуа! Давай! — закричал Тоа Огня.
    Повелитель земли размахнулся своим молотом-землетрясом и ударил по земле у своих ног. По разбитой поверхности моста зазмеилась огромная трещина, окружившая паука-переростка, и целый кусок обзорной платформы под монстром откололся от моста. Он полетел в облачную бездну внизу, унося Повелителя Черепауков с собой.
    Похату поймал вернувшийся к нему штормеранг. Шесть героев подошли к расколотому краю платформы и стали вглядываться в облака.
    — Мы сделали это! — воскликнула Гали. — Вместе сила наших масок может победить зло!
    — Я знал, что мы сможем работать вместе, — кивнул Онуа.
    — И, победив Повелителя Черепауков, — сказал Похату, — мы освободили всех жителей острова, находившихся под его контролем!
    — Не хочу вас разочаровывать... — вклинился Лива. — Мы, конечно, победили, но никто не чувствует, что в воздухе по-прежнему витает зло?
    — Я чувствую, — ответил Копака.
    — Как и все мы, — подтвердил Таху. — Похоже, благодаря Золотым Маскам объединились и наши чувства.
    Похату заметил на обзорной площадке цилиндрическое возвышение:
    — Интересно, что здесь было?
    — Тсс! Тихо! — прошипел Таху. — Я снова слышу у себя в голове странный голос.
    Остальные герои тоже услышали этот голос. Казавшийся очень старым и усталым, голос сказал:
    — Я создатель масок, Єкиму. Все вы продемонстрировали необычайную храбрость. Вы — настоящие герои. Но теперь вы должны поторопиться и найти место, где я погребен.
    Маски послали всем героям одну и то же картину. Они увидели окутанную тенями гробницу, в которой лежал золотой гроб, украшенный символами, изображавшими Єкиму.
    Видение исчезло. Герои уставились на ждущий их город, окутанный облаками. Лива поднялся в воздух и закружил над Тоа, высматривая любые признаки опасности.
    Мост привел их на выложенную восьмиугольной плиткой улицу, ведущую к окраине города. Некогда ровная поверхность дороги заросла деревьями и травой. Здания, стоявшие вдоль нее, были в основном пирамидами-зиккуратами, прямоугольными башнями с наклонными стенами и плоскими верандами, на которые можно было подняться по открытым лестницам.
    С высоты своего полета Лива видел множество поросших мхом развалин, но ни одного черепаука. Зелень и толстые, покрытые шипами лианы покрывали почти все строения, поэтому отличить один дом от другого было очень трудно, и Тоа Джунглей подумал, что его друзьям легко будет заблудиться. Заметив несколько каменных статуй и обелисков, он понял, что летит над огромным кладбищем.
    У него на глазах остальные герои вошли на территорию кладбища, окруженного высокой стеной. Каменные дорожки между бесчисленным множеством могильных плит и гробниц заросли корнями и лианами. Лива опустился, чтобы снова присоединиться к отряду, и услышал слова Гали:
    — Мы должны найти Єкиму раньше, чем это сделают силы зла.
    Приземлившись на вершине каменного обелиска, Лива сказал:
    — Найти что-нибудь в этом бардаке будет сложнее, чем иголку в стоге сена.
    — Маски покажут нам путь, — уверенно ответил Онуа, на удивление жизнерадостный и беспечный.
    Похату оглядел покрытое зарослями кладбище:
    — Мне здесь не нравится. Тут прячется что-то злое.
    Лива спрыгнул с обелиска. Герои пошли дальше, не сходя с каменной тропы, и оказались в огороженном внутреннем дворе, забитом каменными обломками. Дорожка вела в открытые ворота. Никто из Тоа не слышал треска ломающейся плитки и не видел, как у них за спиной из-под земли вырвалась скелетообразная металлическая рука.
    — Осторожней, — сказал Похату. — Я чую ловушку.
    Герои едва дошли до середины двора, когда Таху наступил на свободную плитку, случайно приведя в действие скрытый древними механизм. Ворота в дальнем конце двора внезапно захлопнулись, и их со щелчком накрепко запер сложный закрывающий механизм. Вместо того, чтобы признать свою вину, Тоа Огня сказал просто:
    — Без проблем. Я придумаю план.
    — На это уйдет целая вечность, — с раздражением ответил Копака. — Следуйте лучше моему примеру.
    Глаза Таху загорелись гневом. Сердито нахмурившись, он злобно зарычал, с угрожающим видом шагнув к Тоа Льда. Онуа быстро вклинился между двумя повелителями со словами:
    — Все вместе, помните?
    Похату жестом приказал остальным понизить голос:
    — Вы так кричите, что и мертвого разбудите.
    — Похату прав, — согласилась Гали. — Тише. Мы не знаем, что ждет нас за этими воротами.
    — Попросите вежливо, — сказал Лива, — и я могу вам сказать.
    Тоа Джунглей подпрыгнул и взлетел, чтобы осмотреть место, где они оказались, как следует.
    Неожиданно мимо Таху просвистела остроконечная стрела. Тот поднял свою доску, словно щит, и закричал:
    — Мы под огнем!
    — Ненавижу огонь, — буркнул Копака, поднимая собственный щит.
    С неба посыпалась целая туча стрел. Уворачиваясь от них, Онуа, Гали и Похату быстро укрылись за Копакой и Таху. Посмотрев на крышу над внутренними воротами, они увидели отряд металлических скелетов-лучников. Те немедленно дали еще один залп.
    Копака активировал стихийную силу своего ледяного щита, создав вокруг Тоа энергетическую сферу. Пока десятки стрел отскакивали, ломаясь, от вызванного повелителем льда щита, Гали осматривала двор в поисках пути к отступлению.
    Тоа Воды увидела, что за спиной героев обходит еще один отряд лучников-скелетов. Некоторые выбирались из-под земли, другие, пошатываясь, выходили из-за куч обломков.
    — Похорони их, Онуа! — скомандовала Гали. — Они не дают нам уйти!
    Копака отключил ледяной щит, позволив Онуа свободно передвигаться. Тот поднял свой молот и ударил им в землю перед приближающимися скелетами. От удара по двору пробежала широкая трещина, потрясшая древние дома и сбившая скелетов с ног. Трещина быстро превратилась в глубокую расселину, поглотившую скелетов.
    Но последствия удара Онуа не ограничились внутренним двором. Землетрясение продолжило свой разрушительный путь до самого моста, по которому герои вошли в город создателей масок. Тоа могли видеть, как опоры моста покрылись трещинами и рухнули.
    — Теперь отступать некуда, — констатировал Похату.
    Лучники над воротами продолжили обстреливать героев. Таху опять поднял доску и сказал:
    — Тоа! Сражайтесь вместе!
    Подвинув свой щит, чтобы отразить больше стрел, Копака спросил:
    — А где Лива?
    И тут они увидели Ливу, пикирующего на лучников. Он стремительно пронесся мимо скелетов, сбивая их с ног. Когда те попадали во двор, остальные герои зарядили свое оружие и бросились вперед. Приземлившись, повелитель джунглей смотрел, как его союзники расправляются со скелетами, превратив грозных лучников в груду костей. Когда все враги были уничтожены, Копака спросил:
    — Ты чего так долго, Лива?
    — Я нашел арену, — небрежно ответил тот. — Может быть весело.
    — Мы не веселье ищем! — возмущенно уставился на него Тоа Льда. — Мы ищем Єкиму!
    — Сперва нам нужно преодолеть эти ворота, — заметила Гали, изучавшая запирающий механизм.
    Похату подошел к огромному валуну, лежавшему среди груд обломков рядом с расселиной. Схватив камень обеими руками, Тоа поднял его над головой и метнул в ворота. Булыжник пробил створки, вылетевшие на улицу.
    Гали, Онуа и Таху восхищенно посмотрели на Похату. Лива спросил Копаку:
    — Так что насчет арены?
    — Мы не идем на арену, — ответил тот. — За мной.
    — Я сам решаю, куда мне идти, морозильник, — обиделся зеленый Тоа.
    Проигнорировав оскорбление, Копака и остальные Тоа покинули дворик, оставив Ливу. Повелитель джунглей презрительно усмехнулся, взлетая. Поднявшись ввысь над городом, он повернул в направлении, в котором видел арену.
    Об этом решении Лива скоро пожалеет.

0

5

Глава 5: Череп-Рассекатель атакует

    Лива приземлился во дворе рядом с ареной, которую нашел, осматривая с воздуха город создателей масок. Двор украшали статуи и монументы, посвященные давно умершим героям, спортсменам и воинам.
    Подойдя к одной из стен, Лива отодвинул покрывавшие ее лианы, обнажив рельефную резьбу, объяснявшую правила древних игр. Судя по тому, что он смог разобрать, в одной из игр могли принимать участие только самые храбрые и сильные жители острова. Тоа наклонился поближе. Судя по всему, во время игры от ее участников требовалось прыгать по шестиугольным колоннам, поднимавшимся и опускавшимся из отверстий в полу арены. Колоннами управляли рычаги, сделанные из камня.
    Без малейшего предупреждения стена, к которой он наклонился так близко, разлетелась осколками, и появившаяся из дыры когтистая рука сорвала с головы Ливы маску. Потеряв сознание, герой повалился на пол арены.

    Копака вел Похату, Таху, Гали и Онуа по улице, в конце которой виднелись закрытые ворота.
    — Мы идем не в ту сторону, — сказал Похату.
    — Нет, — возмущенно ответил Копака, толкая створку. — Если кто и пошел не в ту сторону, это был...
    Слова застыли у повелителя льда в горле, когда он увидел, что ворота вели прямо к входу в арену, и понял, что случайно привел друзей именно к тому месту, которого намеревался избегать всеми силами.
    — Лива?! — воскликнула Гали, которая первой заметила тело Тоа Джунглей, лежавшее под стеной недалеко от входа. В стене зияла недавно проделанная дыра.
    Когда герои подбежали к своему сраженному другу, они услышали жуткий хохот. Посмотрев в направлении, откуда он доносился, Тоа увидели наверху одной из ближайших лестниц зловещее скелетоподобное существо в маске, похожей на сильно стилизованный череп. У него было четыре руки, а на спине висело три длинных меча. В верхней правой руке существо держало золотую маску Ливы. Убедившись, что его заметили, оно убежало, растворившись в темном проходе.
    Похату поднял Ливу и увидел, как глаза повелителя джунглей открылись:
    — Лива! Что произошло?
    — Я разглядывал эту стену, — слабым голосом сказал тот, показывая на стену с дырой. — Я изучал правила... одной старой игры, когда эта четырехлапая тварь украла мою маску. Он называет себя... Черепом-Рассекателем.
    — Вперед, — скомандовал Копака. — Мы должны пойти за ним и вернуть маску Ливы.
    Похату с Ливой на руках поднялся по лестнице, на которой стоял Череп-Рассекатель. Их окружали остальные герои. Окутанный тенями проход вывел их на арену.
    Арену окружали высокие стены, из которых могли высовываться огромные балки, а ее пол был испещрен перемещающимися плитами и регулируемыми по высоте колоннами.
    — Вот он! — показал Копака.
    Череп-Рассекатель стоял на одной из колонн. Он снял свою маску черепа и быстро надел золотую Маску Силы Ливы. Тот мгновенно обмяк в руках Похату.
    — Что происходит? — спросил Копака.
    — Между маской и ее владельцем есть особая связь.
    — То есть эта тварь крадет у Ливы энергию? — спросила Гали, смотря на Рассекателя.
    По всей арене начали вращаться плиты, из которых состоял ее пол, а колонны стали менять высоту и положение. Из широкого клапана за спиной Рассекателя вырвался язык огня, но скелет, засветившийся от стихийной энергии, засмеялся и, не обращая внимания на огонь, перепрыгнул на другую колонну.
    Лива слабел на глазах. Гали отчаянно крутила головой, пытаясь найти какой-то принцип в перемещениях плиток и колонн.
    — Лива! Ты читал правила. Что нам делать? — наконец закричала она.
    Лива что-то неразборчиво пробормотал.
    — Он слишком слаб, — сказал Онуа.
    Из последних сил Лива прошептал:
    — Жмите... рычаг...
    Из-за шума механизмов арены Гали не смогла его расслышать. Наклонившись ближе к Похату, она спросила:
    — Что он говорит?
    — Рычаг! — крикнул Тоа Камня, передавая Гали тело Ливы. — Онуа! Пора крушить!
    Тоа Земли видел, что для того, чтобы добраться до рычага, ему нужно пробежать между двумя толстыми балками, периодически выскакивавшими из отверстий в стенах. Он бежал так быстро, как только мог, но, уже добежав до балок, понял, что не успевает — те уже готовы были расплющить его с обеих сторон. Онуа закрыл глаза, приготовившись к удару, и удивился, когда его не последовало. Открыв глаза, Тоа Земли посмотрел наверх и увидел, что Копака перепрыгнул его и удерживает балки ногами, не давая им раздавить товарища.
    — Всегда пожалуйста, — сказал Тоа Льда.
    Похату спрыгнул к основанию стены и метнул штормеранги в злодея. Меткий бросок пригвоздил нижнюю пару рук Черепа-Рассекателя к стене за его спиной. Скелет щелкнул хлыстом с клешней-маскохватом, который держал в верхней левой руке. Он целился в Копаку, но тот вовремя поднял щит и отразил удар, после чего вырвал хлыст из рук Рассекателя.
    Таху бросился на воина-скелета и выбил из его второй руки меч, но злодей быстро взял Тоа Огня в захват и прижал к себе.
    — Таху! — закричал Копака, собираясь напасть на врага. — Посторонись!
    Он замахнулся, и Таху смог вовремя присесть, позволив кулаку Тоа Льда угодить прямо в морду Черепу-Рассекателю. Маски Ливы упала с его головы, Таху освободился, а тело скелета обмякло, наклонившись вперед из-за того, что его нижние руки были по-прежнему пригвождены к стене. Копака быстро поднял золотую маску с земли.
    Онуа бросился вперед. Крепко сжав свой молот, он прыгнул, приземлившись на Рассекателя. Оттолкнувшись от его головы, Тоа Земли смог прыгнуть еще выше. Он обрушил молот на рычаг, торчавший из самой высокой колонны, заставив пол арены снова измениться — на этот раз в нем разверзлись глубокие ямы. Воин-скелет потерял равновесие и упал в одну из них.
    Герои быстро спустились на арену и собрались вокруг Ливы. Копака надел на голову Тоа Джунглей маску, и тот сразу же спросил:
    — Что случилось?
    — Я нажал на рычаг, — гордо ответствовал Онуа.
    — И ничего не сломал? — спросил Лива.
    Прежде чем Онуа успел ответить, рычаг, по которому он ударил молотом, свалился на землю. На глазах у Тоа колонну, на которой он находился, покрыли трещины, и пол арены начал трястись.
    А потом вся арена обрушилась, и шестеро героев полетели вниз.

    Прижатый к земле огромным валуном и, казалось, целой горой щебня, Лива простонал:
    — Ничего не сломав, да?
    Онуа нахмурился. Все Тоа застряли под гигантскими камнями.
    — Мы в ловушке, — констатировала Гали.
    — Это просто нелепо, — заявил Похату. — Я на такое не подписывался!
    — Никто не подписывался, — вздохнул казавшийся слегка отшибленным Таху. — Мы просто упали со звезд. Не зная своего предназначения. Жителям острова грозила опасность.
    — Черепауки повсюду, — сказала Гали.
    — Под контролем злого Макуты, — добавил Похату.
    — Даже под землей, — пригорюнился Онуа.
    — Хранители готовы были пожертвовать собой, лишь бы мы достали Золотые Маски, — сказал Таху.
    — Они дали нам цель, — поддакнул Онуа.
    — Спасти Окото — наш долг, — пришел к выводу Копака.
    — Согласен, — пробормотал Похату, пытаясь выползти из-под булыжников, — Но мы по-прежнему завалены.
    — Подождите, — сказал Лива. — Я чувствую ветерок. Где-то за этими камнями должен быть проход.
    — Ветерок? — переспросил Копака. — Ты что, повелитель воздуха?
    Онуа приложил ладонь к одному из камней и кивнул:
    — Лива прав. Всем отойти!
    Тоа Земли начал собирать стихийную силу. Увидев, как он засветился, Гали удивленно ахнула.
    Окружавшие героев камни взорвались. Взрывная волна подняла Тоа в воздух и пронесла сквозь грязь и пыль, пока они не вывалились через дыру на поверхность. Оглядевшись, герои поняли, что оказались на кладбище, занимавшем внушительную площадь.
    — Ищем гробницу Єкиму, — приказал Копака.
    — Кажется, спрашивать у соседей дорогу будет бесполезно, — сказала Гали, разглядывая скопление древних могил.
    Лива, к которому вернулись почти все силы, запрыгнул на надгробие. Ткнув пальцем в огромную усыпальницу, возвышавшуюся над кладбищем, он усмехнулся:
    — Можно было бы просто заглянуть в здание с огромным символом Создателей Масок на крыше.
    Все дружно повернулись в сторону склепа. Длинная лестница вела к массивным дверям, над которыми висела монументальнейшая скульптура в виде маски Єкиму.
    — Идем, — сказал Таху. — Теперь нас ничто не остановит.
    Тоа двинулись к усыпальнице, но не успели они ступить на лестницу, как земля под их ногами задрожала. Оглянувшись, герои увидели, как из теней возникли два гигантских Черепа-Скорпиона. На каждом была серебряная маска-череп, за которой светились красные глаза. У них было восемь конечностей, переднюю пару которых украшали огромные клешни. Длинные суставчатые хвосты, загибавшиеся над их спинами, заканчивались ядовитым жалом. Похату, который уже встречался с этими чудовищами во время похода по региону камня, пробормотал:
    — Ненавижу скорпионов.
    — Следите за их жалами, — предупредил Онуа, который тоже с ними сталкивался. Но не успел могучий повелитель земли поднять свой молот, как один из Черепов-Скорпионов стремительно ударил своим хвостом Похату, украв его маску. Тоа могли только беспомощно наблюдать.
    Похату повалился на землю. Копака метнулся к нему и активировал ледяной щит, пока Гали и Таху заряжали свое оружие, прежде чем броситься на скорпионов. Хвосты чудищ сверкнули снова, и оба Тоа разлетелись в стороны, круша ближайшие надгробия.
    После этого Черепа-Скорпионы побежали за Ливой, который прыгал с одного памятника на другой, уворачиваясь от хвостов, разбивавших камни, на которых он только что был. Когда его задело осколком, Тоа попытался улететь, но ему не хватило сил, и он врезался в уступ над дверьми в усыпальницу.
    Забравшись на уступ, Лива оказался рядом с каменной маской Єкиму. Повернувшись, он увидел, как скорпионы несутся по лестнице прямо под ним. Один из них держал маску Похату.
    Копака все еще закрывал Тоа Камня энергетическим щитом, когда он увидел тварей, несущихся к входу в усыпальницу. Подняв голову, он был возмущен, когда увидел, что Лива прячется за каменной маской.
    — Выходи и дерись, трус! — крикнул Тоа Льда.
    С карниза раздался треск крошащегося камня, и на глазах у Копаки скульптуру рассекла широкая трещина. Половины маски рухнули вниз, открыв взору Ливу, стоящего с топором в руках. Последним, что увидели потрясенные Черепа-Скорпионы, были обломки скульптуры, раздавившие монстров. Скорпион, укравший золотую маску Похату, непроизвольно разжал клешню и выпустил добычу. Маска упала прямо перед дверью, и Лива, спрыгнув вниз, подобрал ее.
    Впечатленный, Копака вынужден был с неохотой признать:
    — Хорошая работа, Лива.
    Тоа Джунглей надел маску обратно на Похату, и тот сразу же ожил. Шесть героев стояли перед входом в усыпальницу.
    — Пришло время встретиться с Создателем Масок, — сказал Тоа Камня.

0

6

Глава 6: Возвращение Создателя Масок

    Двери в гробницу Єкиму открылись с громким скрипом. Дневной свет впервые за многие века осветил просторный зал внутри усыпальницы, когда Тоа вошли внутрь. Вдоль стен выстроились массивные колонны и высокие пьедесталы, на которых стояли скульптуры, большие вазы и другие древние реликвии. Барельефы на стенах рассказывали о жизни Создателя Масок и его достижениях, а на фреске на потолке были изображены символы, обозначающие шесть регионов Окото.
    — Вы уже близко, — раздался древний, лишенный источника голос.
    Каждый из героев узнал голос Єкиму.
    — Только давайте здесь ничего не ломать, — предупредил Лива, когда они двинулись вглубь строения.
    Онуа вздохнул. Он шагал очень осторожно.
    В центре зала они нашли богато украшенный саркофаг. Подходя к нему, Тоа услышали, как усталый голос Єкиму выдохнул:
    — Когда настанут темные времена и вся надежда будет утрачена, пробудите силу прошлого и будущего.
    Все вместе герои налегли на крышку саркофага и сняли ее. Внутри неподвижно лежал Єкиму с руками, скрещенными на груди. Его низкорослое тело было облачено в броню, выглядевшую тонкой, хрупкой и невообразимо древней. Глаза Создателя Масок были закрыты. Хотя герои никогда не видели его прежде, все они ощутили, что где-то в глубинах их памяти хранятся явственные воспоминания об Єкиму.
    — И что теперь? — спросил Похату.
    В этот самый момент всем героям вспомнилась строка из Пророчества Героев:
    Сила объединенных стихий преодолеет все преграды.
    Действуя по наитию, герои протянули руки к саркофагу. Стихийная энергия, засверкав, потекла внутрь. Ярчайшая вспышка света вырвалась из саркофага, временно ослепив Тоа. Когда свечение рассеялось, они увидели, что Єкиму поднялся на ноги. Его глаза были открыты. Герои встали на одно колено и склонили головы перед великим Создателем Масок.
    — Храбрые Тоа... — устало начал Єкиму. — Вы... вы опоздали!
    Удивленные, герои переглянулись, и Копака, повернувшись обратно к старику, ехидно заметил:
    — Позови ты армию настоящих воинов вроде меня, времени бы ушло гораздо меньше.
    — Ваша сила не в числе, — терпеливо проинформировал его Єкиму, потягиваясь. — Ваша сила в единстве. Но долг не ждет. Нам надо торопиться.
    Создатель Масок выпрыгнул из саркофага и едва не упал — такими старыми и заржавевшими были его суставы. Онуа протянул руку, помогая ему подняться. Вставая, Єкиму мельком увидел открытую дверь гробницы. Не обращая внимания на свои скрипящие шарниры, он как мог быстро прошаркал к входу, чтобы выглянуть наружу.
    Яркий солнечный свет заставил Єкиму прищуриться. Осматривая некогда величественный город, он увидел поднимающийся из руин дым и вздохнул:
    — Зло уничтожило столь многое...
    — Вообще-то, — начал Онуа, — кое-что из этого...
    Лива мгновенно закрыл рот Тоа Земли рукой, не дав тому признаться, что это он уничтожил часть зданий, едва попав в город.
    — Так вот, Єкиму, — сказал Тоа Джунглей. — Ты говорил про долг. Что случилось?
    Не отводя взгляда от развалин, Создатель Масок ответил:
    — Он забрал ее перед самым вашим появлением.
    — Кто что забрал? — спросила Гали.
    — Его называют Черепом-Дробителем, — ответил Єкиму. — Им повелевает мой брат, Макута. Он забрал Маску Созидания. Мою маску. Он собирается уничтожить ее. Если у него получится, все пропало!
    — То есть Макута тоже ожил? — не поверила своим ушам Гали. — Твой брат в ответе за восход зла на Окото?
    — Я не знаю, ожил ли он физически, как я. Но его зло однозначно никуда не делось и теперь манипулирует другими ради достижения своих черных целей.
    — Куда Дробитель пойдет, чтобы уничтожить маску?
    — Есть только одно место, — ответил Єкиму. — Моя кузня.
    Он повернулся к холму неподалеку, на котором стояла необычная угловатая башня. Накрытый плоской крышей верхний этаж выступал над нижним, из-за чего здание напоминало огромную наковальню.
    Єкиму побежал так быстро, как ему позволяли старые ноги. Он пробирался сквозь развалины по склону холма вверх, к башне.
    — Будьте начеку! — сказал он бегущим следом героям. — Приспешник Дробителя, Череп-Крушитель, может прятаться где угодно!
    — Как он выглядит? — спросил Лива.
    — Очень высокий. И широкий. И у него большие острые рога.
    Когда они подошли к башне, окна на втором этаже засветились. За стеклом виднелся зловещий силуэт Черепа-Дробителя.
    — Он разжег мой горн! — воскликнул Єкиму.
    — Давай-ка я остужу его пыл, — с угрозой сказал Копака.
    — Эй! — возмутился Таху, — Огонь — моя стихия!
    Забыв про единство, Копака и Таху наперегонки понеслись к лестнице, которая вела к входу в кузницу — открытому проему с колоннами по бокам. Каждый из Тоа намеревался стать первым, кто войдет в башню. Когда они добежали до входа, то столкнулись и застряли между колоннами.
    Череп-Крушитель — массивное создание с двумя длинными рогами — ждал их на пороге. В своих ручищах он держал по огромной секире. Прежде чем Таху и Копака смогли освободиться, Крушитель ударил их со всей силы, выбив Тоа из дверного проема. Повелители льда и огня пролетели над головами своих друзей и с грохотом приземлились позади Онуа.
    Тоа Земли бросился вперед, собираясь отмутузить Черепа-Крушителя своим молотом-землебоем. Он готов был нанести удар, когда злодейский скелет неожиданно опустил голову так, чтобы один из его рогов зацепил своим острым кончиком маску Онуа. Затем он резко мотнул головой, сбив героя с ног. Потеряв равновесие, Онуа скатился вниз по лестнице прямо к ногам своих друзей. Когда остальные Тоа вместе с Єкиму подняли взгляд на Крушителя, они увидели, что он держит в руке некий предмет.
    Золотую маску Онуа.
    Повелитель земли застонал. Єкиму повернулся к Тоа и удрученно покачал головой:
    — Вы что, так ничему и не научились?! Череп-Крушитель победит вас поодиночке!
    Стоявший наверху лестницы воин-скелет надел маску Онуа. Тот сразу же почувствовал, как у него начинают исчезать силы.
    Сверля взглядом Крушителя, Копака сказал:
    — Пусть отведает единства.
    Копака, Гали, Таху, Лива и Похату стали плечом к плечу и достали оружие. Несмотря на то, что Онуа был временно обездвижен, они все почувствовали, как их стихийная энергия становится сильнее. Оставив Єкиму присматривать за Онуа, Тоа побежали по лестнице.
    Череп-Крушитель не успел понять, что сбило его с ног. Его тело влетело в помещение кузницы и безжизненно осело на пол, выронив маску Онуа. Герои подняли ее и надели обратно на Тоа Земли.
    — Спасибо, друзья, — сказал тот, чувствуя, как к нему возвращаются силы. Встав на ноги и подняв над головой молот, он крикнул:
    — Теперь остановим Дробителя!
    Вслед за Єкиму герои вошли в древнюю кузню. Обойдя тело Черепа-Крушителя, они оказались в центральном зале, в котором стоял горн. Зал был захламлен пыльными ящиками и стеллажами с кусками металла и старинными инструментами для ковки масок и брони. На стенах висели древние маски и оружие. В дальнем конце зала спиной к героям стоял Череп-Дробитель, наблюдавший за огромным горном, в котором пылало настолько раскаленное пламя, что Таху почувствовал себя почти как дома. Копака же чувствовал себя прямо противоположным образом.
    Дробитель повернулся к вошедшим. В одной руке он держал посох-маскохват с тремя широкими лезвиями — самое страшное оружие на всем острове. В другой руке у него была Золотая Маска Созидания, которую он собирался бросить в горнило.
    — Ты опоздал, — сказал Єкиму. — Мы победим тебя и достанем маску раньше, чем она расплавится.
    — У меня будет предостаточно времени, когда я уничтожу вас, — захохотал монстр. Подняв Маску Созидания, он надел ее. Зал неожиданно засветился еще ярче, и казалось, что Дробитель вытягивает энергию из самой кузницы.
    — Плохо дело, — пробормотал Єкиму.
    — Какой план? — спросил Лива.
    — Займите его, — отозвался маскодел, осматривая завалы металла и инструментов.
    — И все? — переспросила потрясенная Гали.
    — Просто продержитесь, сколько сможете, — сказал Єкиму. Он подбежал к груде ящиков со старыми негодными масками и начал в них рыться, явно в поисках чего-то конкретного.
    Герои переглянулись. Дробитель продолжал светиться от поглощаемой энергии, и герои тоже призвали силы своих стихий. И затем они бросились на злодея, как перед этим — на Крушителя, только на этот раз Онуа тоже был с ними. Они чувствовали себя неуязвимыми.
    Но им было далеко до злобного владельца Маски Созидания. Одним взмахом своего длинного топора Череп-Дробитель сбил маски со всех героев. Их маски попадали на пол, сразу же разбившись. Сила героев мгновенно исчезла, и они упали на пол среди обломков собственных масок.
    Єкиму не обратил внимания на скоротечную битву. Его внимание было всецело поглощено найденными обломками каких-то старых инструментов. Услышав, как старик копается в ящике с деталями, Дробитель повернулся к нему и засмеялся. Пожилой Создатель Масок пытался прикрутить железную рукоятку к еще одной найденной им детали, когда скелет двинулся к нему.
    Лежащий на полу Копака увидел это и прошептал:
    — Надо... остановить его.
    — Как? — спросила лежавшая рядом Гали. — У нас больше нет масок.
    Шесть героев вспомнили хранителей, которые так храбро сражались, позабыв о собственной безопасности, и так отчаянно верили в Тоа. Злодей сделал еще шаг к Єкиму, и Онуа схватил его за ногу.
    — Мы будем драться, — сказал Тоа Земли, — пока можем.
    Дробитель посмотрел на Онуа с удивленным и слегка раздосадованным выражением лица. Он со всей силы пнул его, заставив повелителя отлететь прямо в стену.
    Похату смог подняться и ухватился за руку скелета. Тот отшвырнул его в сторону, словно приставучее насекомое. Гали попыталась поймать другую руку Дробителя — с тем же результатом. Отчаянная попытка Ливы и Копаки схватить злодея и замедлить его продвижение тоже закончилась полетом через весь зал.
    Из всех Тоа в сознании оставался только Таху, когда Єкиму наконец нашел все нужные ему детали. Череп-Дробитель обрушил свой посох на Тоа Огня, заставив того упасть на колени, и уже готов был прикончить его, когда оглянулся на Создателя Масок и увидел, что старик собрал огромный молот.
    Єкиму заново создал Молот Силы — то самое оружие, с помощью которого он победил Макуту.
    Он поднял молот высоко над головой. Тот засветился, и воин-скелет почувствовал, как воздух заставила завибрировать неведомая сила. Свет, исходивший от молота, окутал доспехи Єкиму, и он превратился из тщедушного старика в могучего воина.
    Создатель Масок ринулся на ошеломленного Черепа-Дробителя. Таху по-прежнему стоял на коленях, и Єкиму оттолкнулся от его спины, взлетев высоко в воздух, прежде чем обрушить свой молот на голову монстра, сбив с него Маску Созидания.
    Дробитель повалился на пол. Єкиму поймал маску, не дав ей упасть, и надел ее. Кузницу окутало ослепительное сияние.
    Таху оставался в сознании достаточно долго, чтобы увидеть победу Єкиму. Когда он потерял сознание, Тоа все еще улыбался.

    Таху не знал, сколько он пролежал без сознания. Валяясь на полу кузницы Єкиму, он смутно осознавал, что чувствует жар от находящегося рядом горна и слышит звуки, похожие на удары металла о металл. Возможно, Єкиму что-то делал или чинил? Когда Тоа наконец открыл глаза, он увидел, что старик держит в руках золотую маску, предназначенную для него.
    — Очнись, Тоа, — сказал Єкиму. — Никогда прежде я не видел подобной отваги. Ты достоин. Вставай!
    Таху поднялся на ноги, и Єкиму надел на него маску. Тоа Огня почувствовал, как в его тело хлынула мистическая энергия, и оглянулся, увидев остальных героев за своей спиной. Похату, Гали, Онуа, Копака и Лива уже были в новых золотых масках.
    — К нам вернулись силы! — воскликнул Таху.
    — Я все еще чувствую зло, — сказал Похату. — Макута по-прежнему на свободе, и его темные силы продолжают расти. Мы должны найти и остановить его.
    — Сдается мне, до конца этого приключения еще далеко, — усмехнулся Лива.
    Гали повернулась к Єкиму:
    — Доверься нам, мы спасем Окото. Это наш долг. И наша судьба!

КОНЕЦ

0

7

Комментируйте это дерьмо прямо здесь, мне без разницы.

0


Вы здесь » Кини-Нуи » Книги » BIONICLE: Island of Lost Masks