Кини-Нуи

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кини-Нуи » Книги » BIONICLE: Legends#9. Shadows in the Sky


BIONICLE: Legends#9. Shadows in the Sky

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://www.majhost.com/gallery/beloglaz/Guide/leg_9.jpg

ТЕНИ В НЕБЕСАХ
(Грег Фаршти, 2008)

Кристоферу, настоящему Великому (в оригинале - Great Being)

Введение

    Неделю назад…

     Танма бесцельно втыкал свои мечи в твердый грунт, напевая себе под нос мелодию, которую сочинил сам. Время от времени он выстреливал из конца одного из своих оружий небольшой вспышкой света, откалывая кусок камня и заставляя его падать с края обрыва. Потом он наклонялся и наблюдал, как камень падает все ниже и ниже, пока, наконец, не исчезнет в тумане далеко внизу.

     Несмотря на некоторую скуку, Танма решил, что жизнь сейчас была в общем неплоха. Это заняло тысячу лет, но теперь все деревни были восстановлены после Падения, и Матораны приспособились к своему новому окружению. Теперь это было просто рутинной работой по поддержанию порядка – собирание пищи, сохранение сделанных из виноградных лоз мостов в рабочем состоянии и проверка, на месте ли находятся отпугиватели Рахи. Эта последняя задача и была сегодня поручена Танме и Гавле, и более отупляющей и скучной работы Танма не мог себе представить.

     Конечно, не помогало и то, что его партнером была Гавла. Хотя оба они были Маторанами Света, Гавла была больше похожа на одного из этих холодных как лед Ко-Маторанов. Она всегда задирала свою маску, как будто была лучше всех остальных. В результате, никому совсем не хотелось находиться рядом с ней.

     - Ты собираешься работать, или ты собираешься стоять? – резко сказала Гавла. Ее голос всегда напоминал Танме пронзительный визг ветра прямо перед штормом.

     - Не горячись! – проворчал Танма. – Не похоже, что нам реально нужны сейчас все эти штуки.

     Это было правдой. Хотя летающие Рахи столетиями были проблемой Карда Нуи, в последнее время они почти полностью исчезли. Никто не знал, почему, и никто не собирался выяснять их счастливую судьбу.

     Позади промелькнули трое Маторанов, направляющихся вниз к болотам. Их импровизированные ранцы-двигатели позволяли летать на небольшие расстояния, и при разумном использовании - путешествовать вверх и вниз. Танма предположил, что они направлялись вниз снимать урожай с виноградных лоз, так как один из мостов между деревнями имел несколько провисший вид.

     Что-то блеснуло на краю его поля зрения. Он быстро повернул голову, но ничего не увидел. Правда, на мгновение ему показалось, что он заметил что-то похожее на огромную мелькнувшую позади фигуру с черными крыльями. Какой-то новый вид Рахи, может быть? Танма надеялся, что нет. Деревне понадобятся пугала куда большего размера, если эти создания будут такими большими.

     Это появилось снова! На сей раз, Танма смог лучше разглядеть его, прежде чем оно исчезло за холмом. Оно было блестяще-черным, с маленькими зубчатыми крыльями на плечах и длинными острыми когтями. Пролетая, оно что-то бросило, но Танма не мог сказать, что это было. Он бросился бежать. Гавла была как раз на дороге существа, и, возможно, она смогла разглядеть его получше.

     - Гавла, ты видела - ? – закричал он, сбегая по склону. Но Гавлы нигде не было видно. Нигде не было и мрачного крылатого пришельца.

     Все нормально, как я понимаю, - сказал себе Танма. – Только я не понимаю – я ведь видел что-то, и Гавла тоже должна была видеть. Но где же она? Спряталась, может быть? Она не выглядит похожей на тех, кто любит «бежать и прятаться», но может быть…

     - Выходи! – крикнул он. – Все в порядке! Гавла? Это был просто какой-то летун.

     Что-то скатилось с вершины камня, но это не была потерянная Маторанка. То, что скользнуло позади Танмы, было тонкой пиявкой примерно двух футов длины, слабо светящейся бледным нездоровым светом. Танма повернулся, чтобы последовать за ней, когда услышал позади себя неясный шум.

     Он взглянул назад и увидел картину, которая преследовала его всю оставшуюся жизнь. Это была Гавла… и в то же самое время, это была не она. Она ужасным образом изменилась. Но ее ногах выросли когти, а из плеч вылезли крылья. Ее лезвия трансформировались в когти, слившиеся с руками.

     В первый момент, Танма подумал, что все это какая-то шутка. Матораны Света обладали способностью менять воспринимаемый другими цвет своих доспехов - эффективный способ камуфляжа. Но крылья, когти… ни один Ав-Маторан не мог так изменить свою форму.

     Гавла теперь двигалась по направлению к Танме, скребя по воздуху своими когтями, с неприкрытой ненавистью во взгляде. Танма разрывался между двумя желаниями: посмотреть, что сейчас произойдет или просто убежать так далеко, как это только возможно. Его ноги голосовали за то, чтобы бежать, и поскольку их было две, большинство победило.

     Он бросился назад по направлению к деревне. Гавла следовала за ним, не меняя скорости и не произнося ни слова. Почти как если бы она и не пыталась догнать меня, - подумал Танма, - а просто заставляет меня продолжать двигаться в этом направлении.

     Два заряда теневой энергии пролетели над его плечом. Танма повернулся и увидел, что они исходили от Гавлы. Он выстрелил назад вспышкой света, попав в Маторанку. Звук, который она издала в ответ, был ужасен: что-то между стоном и яростным шипением. Она выстрелила еще одним ударом тени из своего лезвия. На этот раз он попал в Танму, сбив его с ног. Его свалила не столько сила удара, сколько шок от холодной как лед темноты.

     - Зачем ты заставляешь меня это делать? – спросила Гавла, ее голос был тихим и почти нежным. – Я не хочу тебе повредить. Я хочу тебе помочь.

     - Что… что с тобой произошло? – ответил Танма. – Твоя маска… твоя броня…

     - А, это… - сказал Гавла, посмеиваясь. – Можно сказать, что я увидела свет… взглянув во тьму. И теперь ты увидишь его тоже.

     Танма вскочил на ноги и бросился бежать. Когда он приблизился к деревне, он остановился как вкопанный. Не одна, а три крылатые фигуры кружили над его домом. Они летали, а от их крыльев распространялась темнота, и это выглядело так, как если бы тень была реальным предметом, пытавшимся раздавить городок своим весом. И везде, куда он смотрел, были Матораны – его друзья, его соседи – бродящие по улицам, трансформированные в созданий тени.

     - Знаешь, это не больно.

     Танма обернулся и увидел подходящую Гавлу.

     - Это быстро, - продолжила Теневая Маторанка. – Из тебя высасывают свет, и все становится… четче, яснее. Ты знаешь, что ты должен делать… и ты знаешь, что ты не позволишь никому тебя остановить.

     - Я надеюсь, ты не будешь возражать, если я попробую, - сказал Танма, уже устремляясь прямо по направлению к другим Маторанам. Когда Гавла попыталась схватить его, он увернулся, потом пинком сбил Теневую Маторанку с ног. Не было никакого вопроса о том, чтобы оставаться и продолжать битву.

     Я должен добраться до других деревень, - думал Танма, глядя на ближайший мост. – Я должен предупредить их, прежде чем тень станет единственным, что останется на этой земле.

Комментировать здесь.

+2

2

Глава 1

     Антроз опустился на высокий уступ и посмотрел вниз на Карда Нуи. Его проницательный взгляд охватил Маторанские деревни, построенные на вершинах упавших сталактитов, и гигантские болота далеко внизу. Центр всего этого прорезал огромный водопад, который стекал с неба и питал болота.

     Не так уж давно это место могло бы считаться прекрасным по Маторанским стандартам красоты. Но сейчас это было место хаоса и страха, измены и горя – и Антроз смотрел на все это, и думал, что это хорошо.

     Он заметил на некотором расстоянии своего союзника, Чирокса, кружащего над Маторанским поселением. Через несколько секунд, существо с крыльями летучей мыши мягко приземлилось рядом с Антрозом.

     - Эти Матораны упрямы, – проворчал Чирокс. – Все деревни, кроме одной, захвачены… их друзья перешли на нашу сторону…их положение безнадежно… а они все еще сопротивляются!

     Антроз улыбнулся и покачал головой:

     - Конечно же, они сопротивляются. Великие сделали Маторанов больше чем просто работниками – они дали своим созданиям силу духа и душевный пыл, хоть они и направлены не туда, куда надо. Это то, чего тебе никогда не понять.

     Чирокс замер и напрягся. В свое время, он создавал чудовищных Рахи всех типов. Гибельные гадюки и лораки, в частности, были результатами его работы. Но его Рахи всегда получались какими-то «кривыми» по разуму и духу. В отличие от созданий других, таких как кошка Муака или бык Кане-Ра, Чироксовские не вносили в экосистему ничего, кроме смерти и разрушения. Это был больной вопрос для него, и Антроз это знал.

     - Я работал над кое-чем новым перед тем, как мне велели отправиться сюда, - сказал Чирокс очень тихо. – Может быть, ты когда-нибудь захочешь посмотреть на это. Я уверен, что оно будет радо встретиться с тобой.

     Антроз рассмеялся:

     - Ты воспринимаешь все слишком серьезно, друг мой. Возьмем эту деревню – ты можешь быть раздосадован ее сопротивлением, а можешь получать удовольствие от того факта, что ее Матораны все еще свободны и их можно заставить помучиться.

     Чирокс фыркнул:

     - Впервые кто-то ожидает, что существо, рожденное тенью, будет искать в чем-то светлую сторону.

     Антроз заметил Вампраха, пикировавшего по направлению к неповрежденной деревне:

     - А что делает наш молчаливый союзник?

     - Охотится, - ответил Чирокс, - Так, как это может делать только он.

     Радиак перебегал от здания к зданию, надеясь остаться под прикрытием. Небеса были чисты от врагов, но это ничего не значило. Он знал из прошлого опыта, как быстро может напасть противник.

     Рисковать выходить одному было сверх-опасно, но он должен был это сделать. Лозы светового винограда, окружающие деревню, были в одном месте разодраны и поломаны. Надо было исправить повреждение, прежде чем проломом воспользуются Теневые Матораны. Эти производящие свет растения были ядовиты для тех, внутри кого была только тень, и это делало их эффективной защитой от тех Маторанов, которые превратились во врагов.

     Он находился теперь, может быть, в сорока футах от замеченного повреждения, но оно было на открытом месте. Радиак снова осмотрел небо, ничего не увидел, и даже не увидел где-нибудь поблизости Теневых Маторанов. Если он собирался двигаться, это надо было делать сейчас.

     Маторан Света бросился бежать. Вот он был уже в тридцати футах… в двадцати… пятнадцати… десяти… почти у цели…

     Радиак так и не услышал приближения Вампраха. Мрачное летающее существо метнуло из своей клешни заряд энергии, ударивший Маторана в спину. Радиак остановился, прикованный к месту, пока из него на расстоянии высасывали свет.

     В первый момент Маторан пробовал бороться с изменением, которое, чувствовал он, с ним происходило. В конце концов, он был героем, которого почитали друзья и восхищались его смелостью. Он всегда старался жить согласно трем добродетелям единства, долга и судьбы. Вся его жизнь была посвящена работе и борьбе за заветы Великого Духа Мата Нуи. Хотя он и другие Матораны знали, с ужасной уверенностью, что Мата Нуи должен вот-вот умереть, у него никогда не возникало мысли о капитуляции.

     Но новый голос, который он слышал в своей голове, был так настойчив, так убедителен. Зачем тратить остаток своей жизни на служение Великому Духу и ни на что больше? И добродетели, шептал голос, - что они ему когда-нибудь дали? Он был смелым, сильным… он не нуждался в помощи других Маторанов; они просто обременяли его. Долг? Судьба? Какой долг – бесконечной, непрерывной работы? Судьба работы до изнеможения, еще больше отупляющего тяжелого труда?

     Нет, понял он, это было не для таких, как он. Поддаваясь соблазнительному голосу тьмы, Радиак понял, что истинным могуществом во вселенной владеет сила тени, и он принадлежит к ее стороне. Пришло время начать беспокоиться прежде всего о своих собственных интересах.

     Высоко над ним, Вампрах закончил насыщаться. Глупый Маторан, рискнувший появиться из укрытия, ныне принадлежал Братству. Его доспехи остались красными, но его дух был ныне черным. Вампрах полетел прочь, его голод был уже удовлетворен самым приятным способом. В конце концов, что может доставить больше удовольствия, чем пообедать надеждами и мечтами другого существа?

     Вампрах увидел двух своих товарищей, летящих на встречу с ним. Он выбрал самый прямой путь к ним, полетев прямо сквозь центральный водопад, разделяющий царство пополам. Он был так сосредоточен на цели своего путешествия, что даже не заметил Тоа в белых доспехах, падающего сквозь воду прямо над ним. Если бы он поднял глаза вверх, он мог бы заметить, что падающий Тоа – по имени Маторо – держал могущественную Маску Жизни.

     Взгляни Вампрах в сторону, и вся история могла бы измениться. Но каждый – Тоа, Макута, и даже Маски Силы – должен был исполнить свою судьбу, и ее течение было не так легко изменить.

     К нему подлетел Антроз, его рот кривился в  злобной ухмылке:

     - Чирокс о тебе беспокоился, - сказал он Вампраху.

     - Что мне останется для работы, если ты истребишь весь их свет? – огрызнулся Чирокс. – Мне обещали материал для исследования.

     Вампрах ничего не сказал. Он, конечно,  никогда не говорил, но никто в точности не знал, не мог он этого делать или просто не хотел. Не говоря ни слова, он повернул обратно по направлению к деревне, а остальные двое присоединились к нему.

     Охота началась снова.

     Маторан по имени Фоток расхаживал по каменному полу укрытия, время от времени бросая суровый взгляд на Танму. Чего он ждет? Радиак к этому времени уже бы должен вернуться обратно. Надо его искать!

     Если Танма и замечал выражение своего друга, он не подавал виду. Он уже понимал ситуацию, но не имел возможности беспокоиться о судьбе одного Маторана. Все население последней оставшейся свободной деревни было втиснуто в эту подземную комнату. Несмотря на толстые стены, они могли слышать разочарованное шипение теневых пиявок, высматривающих путь внутрь. Он знал, что это означало: враги были в воздухе над ними. Если Радиак находился среди всего этого, они его уже потеряли.

     После недели сражений, Танма лучше узнал, в какие моменты можно выходить. Выбегать наружу, когда там были пиявки, могло привести только к тому, что еще большее число Маторанов перейдет на сторону тени. К счастью, эти создания жили недолго. Когда они теряли силу, обычно можно было безопасно подняться наверх и попробовать побеспокоить отступающих врагов.

     Танма ненавидел прятаться так же сильно, как и Фоток, Солек, и все остальные. Но альтернативой было быстрое поражение всего Карда Нуи от рук врагов. А так, может быть, они смогут продержаться достаточно долго, чтобы пришла помощь.

     Он прервал сам себя, поняв абсурдность этой мысли. Помощь? Помощь от кого? Кто вообще знает о том, что мы здесь?

     Уже не в первый раз, Танма почувствовал, как им не хватает Киропа. В отсутствие Тураг, он был лидером Карда Нуевских Маторанов. Мудрец и воин, он поддерживал во всех моральный дух в первые годы после Падения. Если бы не он, цивилизация в этой огромной пещере прекратила бы существование.

     Сейчас Танма не мог воспользоваться советом Киропа. Это было невозможно. Шесть дней назад лидер Карда Нуи возглавил атаку на врагов и пал жертвой теневой пиявки. Теперь все его знания о защите Маторанов принадлежали врагам.

     Все же, перед последним сражением он дал своему народу один «дар». Он объяснил им, с кем они столкнулись.

     - Древние легенды говорят, что мы должны всегда скрывать свою истинную природу, - сказал Кироп. – Вот по этой самой причине. Было предсказано, что когда-нибудь мы встретимся с этими врагами - воинами тени, обитающими во мраке – Братством Макуты.

     Солек прервал воспоминания Танмы, проворчав что-то слишком тихое, чтобы можно было расслышать.

     - Что? – спросил Танма.

     - Я сказал, что Тоа бы так не поступили, - ответил Солек. – Таху, Копака… они бы не стали избегать сражения. Не сидели бы здесь, прячась и выжидая.

     Танма покачал головой. Кироп наполнил голову Солека множеством легенд о Тоа, которые предположительно когда-то жили в Карда Нуи. Эти шесть персонажей стали героями Солека, и он всегда говорил только о них. Обычно, эта зацикленность не имела особого значения, но сейчас, этого было достаточно, чтобы вывести Танму из равновесия.

     - Таху! Копака! Если они такие великие, почему они не здесь? – разозлился он. – Где они были, когда все мои друзья превратились в эти… штуки? Почему они не защищают нас?

     Солек не ответил. Вместо этого, он поднял глаза вверх, к потолку, как будто напряженно прислушивался к чему-то.

     - Эй, - сказал он. – Я думаю, там, снаружи, закончилось.

     Танме пришлось согласиться. Шипящий звук прекратился, как и стук несущих теневых пиявок капсул Трайдакс, падающих на крышу укрытия. Танма сделал жест остальным сидеть тихо, пока он сходит выглянуть за дверь. Он осторожно отодвинул засов и толкнул дверь, приоткрыв ее на четверть дюйма.

     Первое, что он увидел, были распадающиеся теневые пиявки, к отталкивающему виду которых он все никак не мог привыкнуть. Взглянув наверх, он увидел трех крылатых Макут, улетающих прочь. Потом его внимание привлек огромный водопад, падающий с неба в самом сердце земли. Был ли в водопаде кто-то, спускающийся вниз?

     Да, был. На таком расстоянии он не мог различить, кто это, но это определенно была чья-то фигура. На пришельце была маска, которая с каждой секундой все ярче светилась. Внезапно, по причине, которую он не мог назвать, Танма понял, что сейчас должно было произойти что-то очень хорошее – или очень плохое. Он резко захлопнул дверь.

     - Вниз! – закричал он. – Все, сейчас же!

     Матораны смотрели на него, удивленные. Но в конце концов, после прошедшей недели, они не были настроены спорить. Они в ожидании уселись на жесткий пол. Единственным звуком было их тяжелое дыхание.

     Потом появился свет, сверкающий, ослепительный – он просачивался сквозь сплошной камень, через стены, потолок и двери, освещая всю комнату. Было похоже, что миллиард светокамней включили одновременно…. Хотя и это было бы смутным отблеском по сравнению с сиянием, наполнившим комнату и весь Карда Нуи.

     Это длилось мгновение, и это длилось вечно. Каждый Маторан ощутил растущую надежду, такую же яркую, каким был свет, как будто в мир неожиданно вернулось какое-то равновесие.

     Танма внезапно понял, что ему надо закрыть глаза. Свет был так ярок, что никакого различия не было. Открыв их, он проверил, все ли чувствуют себя хорошо. Удовлетворенный результатом проверки, он пошел к выходу, открыл его и выглянул наружу.

     Трое Макут все еще были в воздухе, но что-то изменилось. Они больше не летели прямо и ровно, но кружили по небу как безумные. Все вокруг слабо светилось, как если бы мгновением раньше здесь бушевал ад, а затем погас, оставив после себя обжигающую золу.

     - Что там? Что ты там снаружи видишь? – спросил Фоток.

     Чтобы ответить, Танме понадобилось долгое время. Потом он сказал:

     - Я, правда, не знаю. Может быть, это начало чего-то… а может быть конец всего.

+1

3

Глава 2
     Фоток едва увернулся от направленных на него лучей тьмы. Он взлетел повыше и забросал нападавших лавиной световых вспышек. Это их не остановило – вряд ли даже замедлило – но всё равно было приятно.
     Пару часов назад, для Маторанов казалось невозможным встретиться лицом к лицу с Макутами в небе и пытаться отбросить их. Но Танма был прав – этот беззвучный взрыв света изменил положение вещей. Пойманные в открытом небе могучая тройка Макут оказалась ослеплена волной энергии. Никто не знал, было ли это временно или навсегда, но так или иначе Ав-Матораны получили возможность взять преимущество, и они этим воспользовались.
     Макуты не стали тратить времени на импровизацию. Они начали использовать созданных ими теневых Маторанов в качестве своих "глаз". Каждый Макута отправился в битву с наездником на спине. Конечно, не любой теневой Маторан был достаточно умён, чтобы справиться с этой работой. Тех, кто не был, возвращали в захваченные деревни, хоть делалось это и не слишком мягко.
     Фоток взглянул направо. Танма, Солек и их отряд вели заградительный огонь по Макутам, стараясь направить их на отряды Фотока. Пока он смотрел, Макуты использовали свои гравитационные силы, чтобы отправить десяток Маторанов в головокружительный полёт в болота, поэтому им пришлось приложить объединённые усилия, чтобы остановить падение. Затем всю группу поразили шаровые молнии, отчего некоторые потеряли сознание, а большинство были вынуждены вернуться в деревню. Танма и Солек ринулись к Фотоку.
     - Мы должны отступить, - сказал Танма, - пока они не отрезали нас от нашего дома.
     - Мне кажется, что у них совсем иные планы! – Крикнул в ответ Солек. – Берегись!
     Три Макуты набрали высоту, пролетев под самым потолком пещеры. Оказавшись над Маторанами, они высвободили капсулы Трайдакс, которые несли в себе. Капсулы тут же раскрылись и из них дождём посыпались теневые пиявки. Прежде чем Матораны успели отреагировать, двое из них оказались поражены. Пиявки мгновенно высосали свет из неудачливых жителей деревень, превратив их в теневых Маторанов. Фоток ударил светом по обоим, оглушив их.
     - Уходим! – Скомандовал он.
     Оставшиеся Матораны устремились к деревням, уклоняясь от пиявок и разрядов теневой энергии. Удивительно, но дорога была свободной. Казалось, им удастся преодолеть её.
     Казалось поначалу, пока у них на пути не возникли шесть могучих фигур.
     
     Похату Нува был Тоа Камня всю свою жизнь. За это время он повидал немало странностей. Голос Макуты, исходящий из тела Маторана; орды механических Бороков, атаковавшие его деревню; шипящие и бушующие Ракши; чудовищные Бараги и роботы Экзо-Тоа; Маторан, неожиданно ставший Тоа Света. И всё в течение года!
     Но отряд летящих – летящих? – к ним Маторанов, преследуемых тёмными, крылатыми, похожими на летучих мышей существами? Это что-то новенькое.
     Менее опытный Тоа, вероятно, оторопел бы вместо того, чтобы действовать. Секунду назад он и другие Тоа Нува находились по колено в снежных сугробах Артакхи. В следующую они оказались здесь – где бы это "здесь" ни было, пусть и выглядело смутно узнаваемым. Да, новичок бы удивился, как ему удаётся держаться в воздухе, почему он не падает камнем на землю, да и вообще, как он тут очутился.
     Но не Похату Нува. У него был ясный, простой взгляд на жизнь, который неплохо ему служил. Нетрудно было догадаться, что большими мерзостями с темнотой позади были плохие парни, а бороздящие небо Матораны – хорошими. Он был Тоа, всегда им был и, вероятно, всегда будет. Это означало, что пришло время оторвать чей-то крылатый хвост.
     Мне нравится эта работа, сказал он себе, устремляясь в бой.
     
     Копака Нува, Тоа Льда, наблюдал как Похату направился в атаку прямо в самую гущу битвы. Другие его партнёры показали хороший здравый смысл и попытались прояснить ситуацию перед тем, как начать действовать. Но не Похату. Нет, он налетал и пикировал на врагов как свихнувшаяся птица Гукко.
     Размышляя логически, Копака должен был отступить до тех пор, пока он не разузнает получше о способностях противника. Вступить в битву без плана было верным путём к поражению. Холодный, чёткий анализ диктовал, что Похату сделал свой выбор; безрассудный, но никто не должен был из-за этого подвергаться риску.
     Здесь была только одна проблема. Похату нравился Копаке. Тоа Камня был всем, чем не был Тоа Льда – открытым, тёплым, дружелюбным – поэтому представить их двоих друзьями для многих представлялось тяжёлым. Копака, в конце концов, был осторожен, холоден, недоверчив, а иногда и вовсе груб. Но Похату никогда не просил или ожидал увидеть его другим, и это отличало Тоа Камня от остальных.
     Может быть именно поэтому, ворча, Копака устремился по воздуху к месту битвы.
     
     Лива Нува был счастлив больше, чем когда бы то ни было. Тоа Воздуха находился в своей стихии, парил в небесах и делал это без помощи Маски Левитации или воздушных потоков. Его новые доспехи позволили ему ракетой пронзить воздух своими собственными усилиями.
     Он еле избежал столкновения с приближающимися Маторанами. Оглянувшись, он заметил, как некоторые из них разворачиваются. Вероятно, решили быстро-узнать кто мы такие, – подумал Лива, - Хотелось бы задать им тот же вопрос после того, как мы очистим этот бардак.
     Там, впереди, у Похату, Онуа, Копаки и Таху были проблемы с ведением боя в воздухе. Только Гали, уже имевшая опыт сражения под водой, легко освоилась в новой обстановке.
     Один из летающих монстров подлетел ближе к Онуа Нува. Что-то, похожее на капсулу, отделилось от него, и Лива сомневался, что это был подарок ко Дню Наречения. Он сбил её потоком воздуха, и та развалилась, разбросав тёмных пиявок в стороны. Лива собирался создать циклон, чтобы подобрать одну, зная, что Копака может пожелать изучить её, как вдруг что-то врезалось ему в спину.
     - Нет! Не трогай!
     Лива выкрутил шею, чтобы посмотреть, кто уселся на него сверху. Это оказался один из Маторанов – по виду Ле-Маторан в зелёной броне – который оседлал его, будто Тоа был летающим Рахи.
     - Ты спятил? – Поинтересовался Лива. – Слезь с меня! Я не беру-вожу пассажиров!
     - Держись подальше от этих теневых пиявок. - Настойчиво посоветовал Танма. – И берегись! Макута возвращается этим путём!
     - Макута? Где? – Спросил Лива, озираясь вокруг. Всё, что он увидел, было похожее на летучую мышь существо, направляющееся прямо на него, с Матораном в чёрных доспехах на нём. – Ты имеешь в виду того Маторана?
     Танма с усилием налёг на шею Ливы, заставляя того свернуть налево. В раздражении Лива подался назад и сдул Маторана с себя мощным ветром.
     - Ненавижу сидящих на спине водителей, - пробормотал Тоа.
     Лива взглянул вниз, чтобы убедиться, что Маторан в безопасности, но увидел только, что его полётный ранец начал барахлить. Танма начал падать и тогда Лива поднырнул под Маторана, так что тот снова приземлился ему на спину.
     Внезапно, сквозь разум Ливы промелькнули картины событий, свидетелем которых он не являлся. Он видел, как Матораны спускались в болота внизу и никогда больше не возвращались; панику, когда напали три крылатых существа, вновь и вновь, обратив целые деревни в обитель теней; и беззвучный взрыв света, изменивший всё в Карда Нуи.
     Испытание этого настолько потрясло Ливу, что он чуть не врезался в одного из захваченных Маторанов, увильнув лишь в последний момент. Ему потребовалось время, чтобы понять, что в его голову залез кто-то посторонний, а он просматривал воспоминания. К счастью, Турага Онева на острове Мата Нуи научил всех Тоа Нува кое-чему для защиты разума от вторжения.
     - Эй! – Огрызнулся он. – Убирайся из моих головы-мыслей!
     - По-твоему я хочу там находиться? – Ответил Танма. – Да и вообще, кто ты? Ты похож на ожившую мечту Солека.
     - Я Тоа-Герой, пришёл сюда, чтобы спасти вас от… от того, от чего вас надо спасать, - сказал Лива. – И что такое "Солек"?
     
     Таху Нува, Тоа Огня и лидер Тоа Нува жалел, что это не старое доброе время. Отвечая на лучи теней вспышками огня он вспоминал те дни, когда мог врезаться в гущу битвы не раздумывая дважды.
     По опыту он теперь знал, что лучше всего иметь план. Сделал, удостоверился, что партнёры его выучили, и устремился к цели – вот наилучший подход.
     Жизнь, к сожалению, не собиралась стоять на месте, пока ты этим занят. И иногда бросала тебя в самый центр всеобщей битвы с одной лишь мыслью: "Сам-то догадываешься, куда идёшь?"
     Но даже в таком случае некоторые вещи оставались неизменными. Его Канохи Нува – Маска Защиты – работала по-прежнему, пусть и выглядела немного по-другому. Он смог вовремя создать силовое поле вокруг себя, Гали и Онуа, чтобы защитить их от теневого луча. А Онуа Нува по-прежнему был одним из лучших стратегов, которых он когда-либо встречал. Именно Тоа Земли заметил слабость противника.
     - Они плохо видят, или что-то вроде того, - сказал Онуа. – Конечно, со всем этим светом здесь, я едва могу разглядеть себя самого. Вот зачем им нужны Матораны.
     - Тогда будем целиться в Маторанов, - решил Таху. – Посмотрим, удастся ли нам сбить их с этих существ.
     - Таху! Мы должны защищать Маторанов, - возразила Гали. – Что если их заставили помогать силой?
     - Простое правило, - отвечал Тоа Огня. – Первым делом я буду защищать тех Маторанов, которые не палят по мне тенью!
     
     План Таху, видимо, сработал – по крайней мере, существа с крыльями летучих мышей прекратили свою атаку. Даже если то означало скорее попытку врага приспособиться к новому фактору перед продолжением битвы, чем заботу о Маторанах, Тоа Нува получили шанс перегруппироваться.
     - Ммм… Итак, эти дурацкие Рахи и сюда добрались. – Произнёс Лива.
     - Ты же знаешь, что это не Рахи, - ответил Копака.
     - Знаю, - пожал плечами Лива, - просто не хотел быть первым, кто сообщит это.
     - Слишком много вопросов. – Сказал Копака. – Будем надеяться, что у Маторанов найдётся пара ответов.
     - Да, пожалуй даже излишне много, - согласился Лива и начал считать их по пальцам. – Что случилось с нашей бронёй, масками и оружием? Что Братство Макуты забыло в этом месте? Кто все эти Матораны и что они здесь делают? И где это "здесь"?
     Похату огляделся. Что-то навязчиво скребло в глубине сознания, стараясь вырваться на свободу, словно каменная крыса, застрявшая в собственной норе. И вдруг он вспомнил.
     - Постойте, постойте… - Проговорил он. – Здесь всё по-другому, совсем по-другому, но… Неужели вы не узнаёте? Ребята… мы вернулись домой.
     
Комментировать здесь

0

4

Глава 3

     В глубине логова, Антроз сидел в окружающей его теперь постоянно тьме и прислушивался. Кто-то – вероятно, Чирокс, судя по тяжести его шагов – носился по пещере, швыряя на пол капсулы Трайдакс и затем растирая их в пыль своей когтистой ногой. Для того, кто был больше ученым, чем воином, Чирокс воспринимал любую неудачу в сражении крайне тяжело. С другой стороны, Антроз знал, что каждая неожиданная встреча, позволяющая тебе узнать что-то о твоем враге – частичная победа.

     - Успокойся, - сказал он жестко. – Нам говорили, что такой день может наступить.

     - Нам говорили! - повторил Чирокс, швыряя следующую капсулу в стену. – Так же, как нам говорили, что может произойти, если мы будем слишком близко к Маске Жизни, когда она вспыхнет? Как так вышло, что Макута Теридакс упустил эту небольшую информацию?

     Антроз вынужден был признать, что его тоже это интересовало. Теридакс был лидер Братства Макуты, много   лет присматривавший за Метру Нуи. Это он задумал план нападения на Великого Духа Мата Нуи и захвата контроля над миром. На первый взгляд, это выглядело простой схемой: погрузить Мата Нуи в бесконечный сон и завладеть городом Метру Нуи и его Маторанами. Если бы в руках Братства оказался этот ключевой пункт, Великий Дух никогда бы не был разбужен.

     Но с Теридаксом ничто и никогда не бывало просто. Общеизвестна была шутка о том, что у него имеется запасной вариант даже для завтрака. Его окончательный план охватывал тысячелетия и был основан на точном расчете времени – и учитывал даже невольную помощь Тоа! Антроз не видел в этом смысла – почему бы просто не убить Тоа, не поработить Маторанов и не удовлетвориться этим? Но посмотрев, что происходило c другими членами Братства, высказавшимися против «Плана», он мудро решил продолжать его выполнять.

     К несчастью, Макута Теридакс имел только одну добродетель – упорство – и явно не сказал своим союзникам всей правды. Когда неделю назад Вампрах обнаружил Карда Нуи, Братство получило приказ вторгнуться туда. Они знали, что сюда могут принести Маску Жизни, но не знали, что ее использование может ослепить их. Они также знали, что здесь рано или поздно могут объявиться шестеро Тоа Нува, но не знали, когда именно. Надежда была на то, что весь Карда Нуи будет завоеван прежде, чем прибудут герои.

     И это бы получилось, - подумал Антроз с горечью. – Завоевать легко. Немного разрушения…. Немного хаоса… несколько Маторанов, закончивших свои жизни незабываемо ужасным образом… и остальное население строем сдается. Это прежде всегда срабатывало.

     Но не здесь. Макута Теридакс не хотел убивать Ав-Маторанов.

     - Они будут намного полезнее нам живыми, - предсказывал он.

     - А также причиняют нам намного больше беспокойства, – пробормотал Антроз.

     Он услышал характерный скрежет Вампраховских когтей по каменному полу. Тот факт, что его партнеры не могли больше видеть, не вдохновил Вампраха на то, чтобы снова начать говорить. На самом деле, из всех них, Вампрах был единственным, кто не казался расстроенным несчастным случаем. Его охота просто стала немного более сложной задачей.

     Антроз протянул руку и нашел руку Вампраха.

     - Мне нужен наш свихнувшийся гений и его маленький сумасшедший ассистент, - сказал Антроз. – Я хочу сделать приятный подарок нашим гостям Тоа… такой, который они никогда не забудут.


    Тоа Нува проследовали за Танмой вниз, в укрытие. Оно было вытесано очень давно в упавшем сталактите, и предназначалось для использования в качестве склада. Теперь это было убежище для еще не испорченных Маторанов.

    Но Тоа не обращали никакого внимания на окружение. Слова Похату разбудили во всех воспоминания. Понимание того, что они бывали в Карда Нуи прежде, и не помнили, потрясло их.

     - Я знаю, что наша память была разбита-рассеяна, когда мы прибыли на остров Мата Нуи, - сказал Лива. – Но это же смешно.

     - Мое самое раннее воспоминание – это тренировки на Даксии, - сказал Копака. – Потом… потом нас послали сюда. Здесь были работающие Матораны, и нам пришлось защищать их от… чего-то.

     - Энергия, - сказал Таху. – Энергия влияла здесь на Рахи… Мы должны были сдерживать их…

     Похату кивнул:

     - Верно. Потом Матораны ушли, а мы… мы… Что же мы сделали?

     Тоа Камня посмотрел по очереди на каждого из своих спутников, но все, что он увидел, было озадаченное выражение и пожимание плечами. Что бы ни повредило их память, это было сделано эффективно.

     Неожиданно, Лива просиял:

     - Кироп… здесь был Маторан по имени Кироп, я вспомнил! – он повернулся к Танме: - Он здесь?

     - Да, - ответил Танма, его голос был усталым и горьким. – Вы сражались с ним пять минут назад. Может быть, мы прекратим счастливые воспоминания и сконцентрируемся на настоящем?

     - Еще один вопрос, с твоего позволения, - сказал Онуа. – Что случилось с этим местом? Оно не такое, каким я его помню.

     - Позже, – сказал Танма. – Битва еще не кончилась, просто приостановилась.

     - Ну, с этими мы могли бы помочь, - сказал Похату, глядя на большое оружие, которое он нес на плече. Оно появилось, когда его доспехи трансформировались при прибытии в Карда Нуи. Он не знал точно, что оно способно делать, но выглядело оно, конечно, устрашающе. Когда он исследовал его, его палец случайно задел какой-то регулятор. Шар света вылетел из конца оружия, ударился в ближайшую стену и пробил в ней аккуратную дымящуюся дыру.

     - Ох, - сказал Тоа Нува Камня. – Так вот что это делает.

     - Отлично, - сказал Танма. – Нам нужно оружие вроде этого. Чтобы быть готовыми, когда они вернутся.

     - Кто? – спросил Таху, опасаясь что уже знает ответ.

     - Я думал, вы должны это знать, - сказал Фоток, - если вы те Тоа, о которых говорит Солек. – Они – Макуты, и они здесь чтобы убить всех нас, с небольшой помощью наших друзей.

     Макута Мьютран был раздражен. Как создателю Рахи и мастеру вирусов, ему было важно, чтобы рабочее место содержалось в чистоте и порядке. Но до сих пор он не мог добиться этой идеальной ситуации, и кто-то должен был за это заплатить.

     - Викан! – проворчал он. – Я же сказал тебе сбросить последний эксперимент с уступа в болото. Я не хочу, чтобы он тут кричал и расплавил всю пещеру. Он мне напоминает о неудаче.

     Странный Маторан - ассистент Макуты поспешно появился в поле зрения, и пинками погнал предмет недовольства Мьютрана по полу убежища. Поскольку тот имел обыкновение превращаться в жидкость, когда его выводили из душевного равновесия, это был долгий и утомительный процесс. Но Викан упорно продолжал заниматься этим, зная из опыта, что значит огорчать своего хозяина. В конце концов, ему удалось спихнуть неудачливое существо с уступа. Он решил не говорить Макуте, что, оказавшись там, это самое создание не упало, но улетело.

     К счастью, несмотря на то, что сцена происходила у него на виду, Мьютран этого не заметил. Он был занят осмотром новой партии теневых пиявок. Это была третья группа, специально выведенная в баках с целью продлить продолжительность их жизни. До сих пор, эксперименты не были успешны. Пиявки первой партии передохли мгновенно; вторые оказались плотоядными, и едва не сожрали Викана.

     - Посмотри на них, - сказал Мьютран нежно, открывая кристаллическую стенку бака. – Они начали свою жизнь как крааты - ничто иное, как суть Макуты, принявшая определенную форму. Но немного этого… немного того… и они стали вечно голодными похитителями света. Ты когда-нибудь бывал по-настоящему голоден? Они так омерзительны, что почти прекрасны.

     Викан содрогнулся. Когда Мьютран становился таким, это напоминало ему дни, когда он был просто одним из Ле-Маторанов, ищущим приключений. Быть измененным во что-то более могущественное казалось захватывающей перспективой – так что когда Макута Мьютран пришел в их деревню, подыскивая объект исследования, он вызвался им быть. Его воспоминания о том, что произошло потом, были смутными, но это, возможно, было к лучшему. Он не стал Тоа или Макутой, и даже улучшенным Матораном. На самом деле, он в реальности не был уверен, что теперь вообще чем-то был, и вскоре решил, что лучше не задумываться об этом.

     Едва слышный взмах крыльев привлек внимание Викана к входу в убежище. Вампрах открыл дверь и стоял теперь в дверном проеме. Он свирепо посмотрел в направлении Маторана, заставив Викана нырнуть обратно в тень. Каждый знал, что для Вампраха слово «Маторан» было просто еще одним словом, обозначающим «жертва».

     Мьютран заметил гостя. Он засунул руку в бак, и осторожно поднял одну из теневых пиявок:

     - Видишь? Жива и невредима, хотя прошло уже три часа. Плюс я увеличил ее поглощающую способность – эта малышка могла бы высосать свет из Мата Нуи, и еще осталось бы место для Тоа или двух.

     Викан напрягся. Спросить слепого Макуту «Видишь?» было все равно что ткнуть краба Манаса острой палкой.

     Вампрах направился в направлении голоса Мьютрана. Его чувства подсказывали ему, где находятся пиявки, и он нагнулся, как будто собирался осмотреть извивающееся существо. Потом он поднял клешню и слегка стукнул пиявку по голове. Создание разбилось вдребезги, маленькие кристаллические куски его дождем посыпались на пол.

     Мьютран дождался, пока последний фрагмент выпадет из его рук. Потом, хладнокровно и небрежно, он с размаху ударил по баку кулаком. Пиявки от удара раздробились. Мьютран повернулся спиной к месиву и указал когтистым пальцем на Викана:

     - Приберись здесь, - сказал он. – Сейчас же.

     Вампрах схватил Мьютрана за руку и потащил его к выходу из убежища. Мьютран рывком вырвался, сказав:

     - Знаешь, я открыл способ заставить существо сменить форму, а потом запереть его в этой форме навсегда. Схватишь меня еще раз – и навечно останешься в виде очень рассерженного морозного жука… со сломанной лапой.

     Вампрах обернулся, его холодные невидящие глаза надолго остановились на Мьютране. К его чести, Мьютран встретил этот взгляд и выдержал его, по крайней мере на несколько секунд. Потом Мьютран рванулся к выходу и выпрыгнул из улья, его серые крылья несли его по направлению к главному логову Макут. Вампрах молча последовал за ним, с мрачной ухмылкой на лице.

     Тоа Нува едва успели осознать новость о том, что Братство Макуты всеми силами атакует Карда Нуи, как их ждало второе потрясение. Танма сказал им, что видел падающую фигуру в белых доспехах, держащую сверкающую Маску Канохи.

     - Это было прямо перед вспышкой света, - сказал Маторан. – А потом мы все просто…. узнали, как-то… что Великий Дух Мата Нуи возвращен к жизни.

     Нува посмотрели друг на друга. Они знали, конечно, что Мата Нуи ожил, но они не знали, как этого добились. По описанию Танмы, один из их товарищей Тоа – похоже, Маторо – пожертвовал собой для спасения мира. Надолго наступило тяжелое молчание. Потом Копака, по-видимому,  внезапно что-то вспомнил.

     - Маска, которую нес этот Тоа, - спросил он Танму. – Где она? Что с ней произошло?

     Ав-Маторан пожал плечами:

     - Я не знаю. Если она попала в эту вспышку, она, вероятно, разрушилась.

     - Допустим, что нет, - сказал Похату. – Где бы она тогда оказалась?

     - В болоте, - сказал Фоток. – Там, внизу, только оно.

     - Это Маска Жизни. Должно быть, - сказал Таху Нува. – И нам нужно найти эту маску прежде чем это сделают Макуты… если они уже этого не сделали.

     - Согласен, - сказал Копака. – Но нам также нужно защитить этих Маторанов и помешать Макутам, что бы они ни планировали.

     - Тогда мы разделимся, - сказал Лива. – Я останусь здесь, потому что я единственный Тоа-герой, искусный в полете. Копака, я думаю, тебе бы стоило прыгнуть-полететь в болота.

     - Почему? – спросил Тоа Нува Льда.

     Лива улыбнулся:

     - Причина та, что я всегда-вечно в конце концов оказываюсь в твоей команде, а ты не такой уж подарок.

     Разделение провели быстро. Лива, Копака и Похату оставались с Ав-Маторанами, чтобы сразиться с Макутами в небесах. Гали, Таху и Онуа отправлялись вниз в болота, на поиски потерянной Маски Жизни.

     Прежде, чем команда Таху отбыла, Танма и Фоток поделились со всеми шестью Тоа Нува информацией:

     - Мы немногое знаем о том, что внизу, - сказал Фоток. – Мы спускаемся вниз только на такое расстояние, чтобы собрать виноград, и возвращаемся назад. Так что вам в основном придется полагаться только на себя.

     - Там, внизу, тоже могут быть теневые пиявки, мы этого не знаем, - продолжил Танма. – Макуты как-то их делают, но мы не знаем, как и где. Стены Карда Нуи изрешечены пещерами, многие окутаны туманом, так что невозможно точно сказать, откуда они происходят. Но мы все слишком хорошо знаем, что они могут делать. Даже Тоа могут оказаться беззащитны перед силой пиявок, так что остерегайтесь – иначе вы можете кончить тем, что станете первыми известными Тоа Тени.

     Прощание было коротким и подавленным. Эта шестерка Тоа прошла сквозь худшее, что мог предложить этот мир. Все они понимали, что битва в Карда Нуи может оказаться последней для них, так что не было необходимости излагать это словами. Они соединили кулаки вместе в традиционном приветствии, затем Тоа Нува Огня, Воды и Земли слетели с края упавшего сталактита по направлению к лежащим ниже болотам.

     - Что они найдут там внизу, как вы думаете? – спросил Похату.

     - Свою судьбу, - ответил Копака. – И очень возможно, что и нашу.

+1

5

Глава 4

    Солек, нервничая, подошел к Тоа Нува Льда. Всю жизнь он собирал легенды о Копаке и его команде, которые теперь стали Тоа Нува. Возможно, он знал об их ранних приключениях даже больше, чем они сами. Но встретить одного из них вживую, ну, это было потрясающе.
    – Эээ, Копака? У тебя найдется время? У меня есть кое-что для тебя, – сказал он.
    Копака повернулся. Помня о том, через что прошли эти Матораны, он заставил себя принять менее устрашающий вид.
    – Да, мы можем поговорить.
    Слова рвались из Солека, несмотря на все его попытки сдержаться:
    – Я знаю все легенды о тебе. Я даже знаю о временах, когда ты в одиночку сражался с тремя дюжинами Зайглаков и победил их всех! Из всех Тоа больше всего я восхищаюсь тобой, вот почему я сменил цвет на белый. Но, боюсь, мне никогда не стать таким же умелым, как ты, или превратиться в Тоа.
    – Притормози, – сказал Копака, улыбаясь. – Я не помню битву, о которой ты говоришь, но я и так немногое помню о прошлом. Ты напоминаешь мне одного Маторана, которого я знал, Такуа – он тоже мечтал стать Тоа, и его мечта сбылась.
    – Такуа? – переспросил Солек, широко распахнув глаза. – Ты знаешь Такуа? Где он? Что с ним произошло? Мы были лучшими друзьями, но однажды утром он и некоторые другие просто исчезли. Мы искали, но так никого и не нашли. Не могу поверить, что Такуа жив!
    – О, он жив, хотя он больше не тот Такуа, которого ты знал, – ответил Копака, думая о Такануве, бывшем Такуа, который стал Тоа Света. – Потом я поведаю тебе о нем. А пока... ты говорил, что у тебя есть что-то для меня?
    – Ой, да, – сказал Солек, роясь в сумке. Он выудил оттуда обломок каменной таблички. – Это часть камня-ключа. В легендах говорится, что он потребуется, если вам придется будить Мата Нуи. К сожалению, за прошедшие века он разломался, и обломки потерялись. Один кусок есть у Киропа, и захватчики завладели еще одним, находившимся в другой деревне. Я не знаю, где могут быть еще три.
    Копака взял камень. Текст был написан на очень древнем диалекте маторанского, но он с удивлением обнаружил, что знаком с ним. Написано было немного, но то, что было, говорило совершенно точно - ключ подробно описывал, как именно надо разбудить Мата Нуи.
    – Спасибо, Солек, – тихо сказал Копака. – Может, ты и не Тоа, но вполне возможно, что ты сделал для спасения вселенной столько же, сколько и мы.

    Лива Нува стоял у границ барьера из светолозы, глядя на небо. Прошло полтора дня с тех пор, как он и остальные присоединились к обороне деревни Ав-Маторанов. За это время они отбили множество атак темных Маторанов, теневых пиявок и одного крайне мерзкого Макуты. Они потеряли полдюжины Маторанов Света, а плечу Похату Нува требовался срочный ремонт. Но деревня все еще держалась.
    Тоа Воздуха вызвался стоять на страже. Время от времени он замечал Маторанов тени, порхающих под потолком пещерного зала, но ни одного из Макут в этот час видно не было.
    – Они просто присматривают за нами, – сказал Танма, присоединившийся к Ливе. – И держатся вне нашей досягаемости. Просто чтобы напомнить, что они здесь.
    Лива, прищурившись, проследил за полетом темного Маторана. Затем он поднял воздушную саблю и выстрелил ураганным ветром. Он ударил в мишень и послал ее в неуправляемый штопор. Тоа и Танма наблюдали, как зараженный Маторан отчаянно пытается набрать высоту и терпит крушение в отдаленной деревне.
    – Вне досягаемости для вас, – сказал Лива. – Не для меня.
    – Великолепно, – безразлично заявил Танма. – Там, откуда они берутся, осталась где-то сотня. Не думаю, что эту проблему можно решить прицельной стрельбой.

    Выглянувший из люка Копака вынужден был согласиться с Танмой. Тактика прятаться за светолозами и стенами, пытаясь продержаться до следующего сражения, была быстрым путем к поражению. В лучшем случае присутствие Тоа Нува купит деревне и ее жителям еще несколько дней. Быть может, им с Ливой и Похату даже удастся сбить беспечного Макуту и несколько дюжин теневых Маторанов. Но все равно соотношение было не в их пользу.
    Я даже не могу понять, откуда появляются пиявки, – подумал он. Что-то в этом тумане блокирует рентгеновское зрение моей маски. Это неизбежно – тьма здесь победит.
    Это было отрезвляющее открытие, из тех, в каких Копака ненавидел себе признаваться. Его нелюбовь к этому увеличивалась, так как он знал, что Таху о подобном даже не подумал бы. Тоа Огня попросту не верил в возможность поражения. В глазах Копаки это делало его глупцом – но он не мог не признать, что это еще и делало Таху великим лидером Тоа.
    Возможно, на этот раз мне стоит поставить себя на его место,[i] – подумал Копака. [i]Факты – холодные и твердые, как лед – говорят одно. Но, может быть, они говорят не все.
    Приняв решение, он вылез из люка и создал ледяной мост с помощью своей силы. Он стремительно соскользнул к одной из захваченных деревень, в которую незадолго до этого упал Маторан тени. Копака Нува знал, что должен действовать быстро, пока к этому месту не подобрались другие зараженные.
    – Ты еще этого не знаешь, – сказал Тоа Льда, поднимая упавшего Маторана на руки. – Но ты вскоре поможешь своим старым друзьям.

    Чирокс стоял в пещере Мьютрана, его невидящий взор был устремлен на усердно трудящегося члена Братства Макуты. Антроз приказал создать нового летающего Рахи, способного быстро преодолевать большие расстояния и справляться с любыми препятствиями. Вообще-то, он приказал заняться этим Мьютрану, но Чирокс не собирался позволить этому безумцу создавать подобное самостоятельно. Пока что создание выходило просто прелестным, вот только Мьютран в основном возмущался себе под нос насчет примитивного оборудования, с которым ему приходится работать в этом убежище.
    – Крупнее, – сказал Чирокс. – Больше зубов.
    Мьютран отвернулся от цистерны, в которой органические ткани приживались к механическим частям. Он метнул взгляд на Чирокса.
    – Крупнее значит медленнее, – сказал он, повышая голос. – Добавление еще одного вируса для острых зубов может повредить целостности смеси. И ты все равно не можешь его видеть, откуда тебе знать, что ему нужно?
    – Я тебя знаю, – ядовито ответил Чирокс. – Твои опытные образцы всегда слишком малы и не могут пережевывать пищу.
    – Не дыши… – огрызнулся Мьютран. Прошел долгий удар сердца, прежде чем он добавил:
    – …на мое творение.
    Чирокс проворчал:
    – А что насчет интеллекта? Будет ли эта штука достаточно умной, чтобы избежать Тоа Нува и выбраться из Карда Нуи?
    Мьютран не ответил. Умнейшие из его созданий имели привычку бунтовать, так что он предпочитал экономить на мозгах для своих Рахи.
    Молчание ответило на вопросы Чирокса. В раздражении он подозвал к себе Маторана тени. Когда тот приблизился, Чирокс схватил его и швырнул в цистерну. Жидкость забурлила и вспенилась, пока Маторан смешивался и сливался с разрабатываемым Рахи.
    Мьютран с растущей яростью наблюдал за тем, как новое существо обретает форму. Когда процесс завершился, он вынул зверя, теперь ставшего чудовищной комбинацией Рахи и Маторана.
    – Бесполезное. Омерзительное, – проворчал Мьютран, осматривая вырывающееся существо. – Если оно не умрет от шока, то объединит в себе худшие черты, обоих видов. Антроз скажет…
    – Он скажет, что оно идеально, – сказал Антроз. Он подошел к двум Макутам и их творению. – Мне нужно, чтобы оно могло выбраться из Карда Нуи через удерживаемую Тоа территорию и добраться до нашей базы на Дестрале. Если все настолько плохо, как ты говоришь, один только ужас от его внешнего вида задержит удар Тоа на несколько мгновений, которые потребуются ему, чтобы сбежать.
    Полевой командир Братства Макуты повернулся к Мьютрану:
    – Пусть Викан отправится на этом существе немедленно. Он должен пойти через западный выход из болота и лететь к Дестралу как можно быстрее. Когда он туда доберется, он должен позвать сюда Икаракса.
    При звуке этого имени Чирокс всеми силами попытался скрыть шок. Мьютран даже не удосужился этого сделать.
    – Икаракс? – переспросил он. – На горстку Тоа и полдеревни Маторанов? Разве это не похоже на вызов Таторака, чтобы раздавить ядовитого летуна?
    – Горстку Тоа? – повторил Антроз, захихикав. – Горстка Тоа однажды выкрала Маску Света с самого Дестрала. Другая предотвратила захват Метру Нуи, не дала нам завладеть Маской Времени и даже посмела заключить Макуту! А еще одна – эта самая, кстати, – победила Рахи, Ракши и стаи Бороков и захватила логово самого Макуты Теридакса. Единственная вещь, которую я понял, это то, что вы недооцениваете Тоа – любых Тоа – на свою беду.
    Антроз погладил «новорожденного» Рахи. Тот в ответ совершенно омерзительно заворковал.
    – Нет, мы должны полностью сокрушить их. А так как я не намерен потратить на это всю жизнь, я обращусь к Икараксу. Пусть он запачкает свои когти – в конце концов, кто мы такие, чтобы не дать собрату-Макуте то, чего так горячо жаждет его сердце?

    В глубине топи что-то шевельнулось.
    Это был крошечный проблеск энергии, загоревшийся на секунду, а затем погасший. Столь незначительным было волнение, что даже странные создания, населявшие мрачные воды, не обратили на него внимания. Но если бы хоть одно из них обладало достаточно острыми чувствами, они могли бы уловить слабый след… чего? Сознания? Замешательства? Страха?
    Нет, не страха. Скорее любопытства.
    С помощью своей силы она обследовала то, что ее окружало. Вода. Грязь. Растительность. Морские животные, очень похожие на тех, с которыми она сталкивалась в предыдущем месте… и еще что-то, довольно беспокоящее. Она ощущала присутствие в топях разумной жизни – три могущественных и злобных существа совсем недалеко.
    Вещь, известная как Канохи Игника, или Маска Жизни, почувствовала опасность. Маска не сомневалась, что эти трое попытаются завладеть ею. Не следует ей для защиты создать стражей из фауны вокруг?
    Воспоминания были тщательно проанализированы. Последние несколько стражей – увеличенный ядовитый угорь и воин, известный как Гидраксон – в итоге оказались неудовлетворительными. Следует избрать другой курс действий.
    Другое воспоминание вторглось в ее анализ. Это была память о том, как ее держал Тоа по имени Маторо, благородное создание, пожертвовавшее собой ради спасения вселенной. Этот Маторо не показал страха перед лицом неотвратимой гибели. Он храбро встретил свою смерть, последним желанием спася своих друзей. Он был настоящим героем.
    Друзья… герой…все это было абсолютно чуждыми для маски понятиями. Она была, в конце концов, вещью – желанной для многих и пугающей почти для всех. Даже ее создатели боялись прикасаться к ней, и не без причины. Маторо был первым, кто держал Игнику без следа страха или сожаления… и первым, кто так сильно заботился о других, что его чувства затронули даже отсутствовавшие ранее у маски эмоции.
    На что это похоже – быть Маторо или другим из его рода? – задумалась маска. Жить, – и встретить смерть – сражаться за других, а не быть объектом битв, как долгое время делал он? На что это похоже – когда тебе доверяют, когда тебя почитают, когда тебя уважают, а не просто нуждаются в тебе и боятся тебя? И, в таком случае, на что будет похоже просто чувствовать?
    Частицы протодермиса начали вращаться на дне болота. Маска Жизни притягивала элементы органической и неорганической материи, соединяя их и придавая им форму. Она дала им облик и функции, вылепив тело и конечности, руки и ноги. Растущее тело, которое теперь носило маску на «лице», неуклюже село – и немедленно поняло, что что-то очень не в порядке.
    Рот был полон чего-то – маска предположила, что это болотная вода, - а тело не могло этим дышать. В процессе сотворения произошла ошибка, ведь, в конце концов, Маторо мог дышать водой. Тело, решила маска, следовало моделировать еще ближе к нему, а не к другим Тоа, с которыми она встречалась ранее. А так как она не собиралась оставаться под водой, она решила, что лучше будет ничего не менять. Однако, требовался еще и способ выбраться из топи.
    Вновь призвав свою силу, она придала веществу форму транспортного средства, похожего на те, которые использовали Матораны Мари Нуи. Хотя оно, конечно же, будет получше, ведь его создала Игника (скромность была качеством, которое маска еще не открыла).
    Осторожно, привыкая к ощущениям от самостоятельных движений, это новое существо – оно решило, что будет называть себя «Тоа Игника»– взобралось на свой транспорт. Вместе с пассажиром тот вылетел из воды на открытый воздух. Его чувства были открыты для всего, что его окружало. Он мог ощущать злобных существ внизу, чувствовать их разочарование – и ощущать еще большее их количество наверху, но уже переполненных яростью и ненавистью. Но также он чувствовал присутствие других – знакомое присутствие, хотя он никогда не встречался с этими шестью. Но он знал, кем они должны быть.
    Тоа…
    Направив свой скайборд в небеса, Тоа Игника бросился навстречу своим новым… друзьям? Возможно, надеялся он… о да, возможно…

0

6

Комментарии попрошу к главе,  не к дате отправки))

Глава 5
     Кироп очнулся в камере. Ему потребовалась секунда, чтобы вспомнить, что случилось. Он припомнил, как шпионил сверху за Тоа Воздуха и Танмой, припомнил резкий порыв ветра и своё стремительное падение.
     Он огляделся. Комнату, в которой он находился, он опознал как одну из самых маленьких в убежище Ав-Маторанов. Теневой Маторан рассмеялся. Как забавно: он, бывший лидер Карда Нуи, находится в плену у своих собственных людей.
     Жалкие дураки, – подумал он. – Они не смогут удержать меня взаперти – я уже вижу выход. Они дорого поплатятся за своё неуважение!
     Кироп приподнялся и тотчас заметил, что его сумка отсутствует, а вместе с ней и фрагмент ключ-камня, который он хранил. Да, он должен был рассказать Макутам об этом, но в то время он подумал, что однажды сможет использовать присутствие камня для того, чтобы повлиять на них. А теперь камень оказался в руках Тоа Нува.
     Ещё одна причина, чтобы уходить, – подумал он.  Надо сообщить Макутам, что Тоа Нува обладают уже, как минимум, двумя фрагментами.
     Не нужно много времени, чтобы пробить слабую точку камеры теневой энергией. Он поднял было руку, но остановился, услышав голоса, доносящиеся из соседней комнаты. О чём они там говорят? Кироп приложил к стене свой аудио-рецептор и стал слушать.
     Судя по разговору, это были два Тоа Нува, хотя кто из них кто он не понял точно. Их обсуждение касалось Братства Макуты и Теневых пиявок.
     - Ты точно-уверен, что это сработает? – Спросил один.
     - Абсолютно. – Подтвердил второй. – Зная это, мы сможем уничтожить всех пиявок и возможность создания новых. Иначе последние Матораны Света скоро перейдут на их сторону!
     - Так что же мы долго-ждём? Давайте сделаем это!
     - Дай мне пару часов. Я должен убедиться, что все Матораны знают, что им надлежит делать. Затем мы нанесём удар.
     Кироп встал на ноги, испуганный и обеспокоенный. Выходит, Тоа обнаружили место, где расположено логово Мьютрана? И что это они говорили об уничтожении теневых пиявок? Мьютран должен быть предупреждён!
     Маторан выстрелил теневой энергией в стену, пробив дыру, достаточно большую, чтобы пролезть в неё. Через секунду он оказался на свободе и летел по направлению к логову Макуты.
     
     Три Тоа Нува наблюдали за его отлётом. Похату улыбнулся.
     - Что ж, он клюнул на это. Что теперь?
     Копака Нува осмотрел свой Мидак Скайбластер и поместил его обратно себе на плечо. Название для оружия придумали Похату и Лива. "Мидаком" звали очень странного Ону-Маторана с острова Мата Нуи, который предпочитал находиться снаружи, на свету, чем в тёмных туннелях своей деревни. Несмотря на то, что на солнце его глаза плохо видели, он проводил большую часть своего времени на поверхности и рассказывал любому желающему послушать о восхитительности чистого света. Многие считали его добрым, но замкнутым, а большинство Ону-Маторанов имели довольно резкое представление о нём. Но Похату считал его своим другом и подумал, что таким видом оружия ему просто будет приятно пользоваться.
     Что до "Скайбластера", Лива всегда хотел оружие с таким названием. Поэтому, поскольку возражений со стороны других Тоа Нува не было, оружие получило имя "Скайбластер Мидака".
     - Дадим ему минуту форы, и следуем за ним, - ответил Копака Нува, - и если повезёт, он приведёт нас прямо к обители теневых пиявок.
     - Остроумно было одурачить его, заставив думать, что нам уже известно местонахождение этой обители. – Сказал Лива. – Конечно, без моего актёрского таланта это ни за что бы не сработало.
     Похату засмеялся:
     - Действительно, братец. Ты играешь свою роль так, будто годами был Тоа.
     Лива улыбнулся в ответ на шутку:
     - И было это самым убедительным выступлением.
     - На выбор – пять Тоа, а застрял с теми, что уже в шаге от того, чтобы стать Рахи… - Пробормотал Копака. – Отправляемся.
     - Не без нас.
     Танма стоял в дверном проёме. По бокам от него были Солек и Фоток.
     - Это наш дом. Наш народ был захвачен. Никто другой сражаться за них не будет.
     Копака Нува хотел возразить, но знал, что на это времени нет.
     - Ладно, тогда идём вшестером, полетите с нами. Чем меньше потенциальных жертв мы оставим, тем лучше. Держитесь ниже, рты на замок и постарайтесь не стать убитыми.
     - Слушайте его, - добавил Лива Нува. – Поверьте, я не выполнял ничего из выше перечисленного, и посмотрите куда меня занесло…
     
     Кироп летел так быстро, как только мог, к восточной части огромной пещеры, которой являлся Карда Нуи. Он пробился через слои тумана, что окутал подступы к каверне и сосредоточился на своей цели. Время от времени он позволял себе помечтать о большой награде, которую наверняка дарует ему Антроз за информацию. Ведь его действия возможно приведут к смерти трёх Тоа Нува – разве это не замечательно?
     Он настолько ушёл в себя, что не заметил следующих за ним Тоа Нува и сидящих на них Маторанов. Они летели немного позади, чтобы не выдать Киропу своего присутствия. Если бы он всего лишь посмотрел назад слишком рано, весь план бы провалился.
     Кироп был бы поражён, если бы он оглянулся и понял, что его провели. И был бы в ещё большем удивлении, обернись он вовремя, чтобы увидеть, как Тоа из трёх превратились в четырёх.
     
     - За нами следуют. – Заметил Лива Нува.
     - Знаю. – Ответил Копака.
     - Знаешь?
     - Маска Зрения, забыл? – Сказал Копака. – Это не просто милое имечко… в отличие от, скажем, "скайбластера".
     - Ну и кто он? Ещё один Макута? – Поинтересовался Похату, оглянувшись, чтобы рассмотреть их преследователя. Существо выглядело похожим больше на Тоа, чем на Макуту. Однако, учитывая возможность менять форму, Макуты могли выглядеть всем, чем или кем им заблагорассудится.
     - Я такого никогда раньше не видел. – Сообщил Солек.
     - В любом случае, пока он всего лишь летит за нами, - сказал Копака. – Если сделает хоть одно подозрительное движение, мы с ним поговорим. Сейчас надо позаботиться о Киропе.
     - Он удаляется, – забеспокоился Похату. – Если мы не прибавим скорости, то упустим его!
     Только эти слова вылетели из его рта, как вдруг он и Фоток размытым пятном устремились вперёд. Они уже почти достигли Киропа, когда Похату оправился от изумления и увильнул в сторону. Вернувшись к остальным, Похату, наконец, позволил себе выкрикнуть:
     - Какого бешеного Рахи было это?
     Фоток покачал головой, улыбаясь:
     - Сам не знаю. Но это в самом деле круто! Я только подумал о том, чтобы лететь быстрее, и… вжик!
     - Такое раньше не происходило с тобой?
     - Нет, - ответил Ав-Маторан.
     - А я даже не включал Маску Скорости, - озадачено проговорил Похату. – Окей, чтобы это ни было, в следующий раз предупреждай.
     Но Фоток не внимал ему. Он смотрел наверх, на огромное, крылатое и многоголовое Рахи, который пикировал прямо на них.
     - Предупредить – понятно. Сейчас – подходящее время?
     Копака и Лива заметили угрозу в одно время. Но прежде чем они успели сформировать план боя и атаковать, их загадочный преследователь ринулся в небо навстречу чудовищу. Рахи взглянуло на него с плохо скрываемым весельем, предвкушая несомненный обед в ближайшем будущем.
     Странная фигура подняла руку, словно призывая существо остановиться. Странно, но Рахи действительно остановился, не пролетев и половины пути. Лёгкая дрожь пробежала по его телу. Его глаза расширились, а дыхание резко ускорилось. Спустя секунду он камнем упал вниз, падая в болота.
     Загадочный преследователь Тоа Нува – называющий себя Тоа Игника – наблюдал за падением Рахи со смесью сожаления и удовлетворения. Маска Жизни не любила убивать живых существ – она чувствовала, что это неправильно. Но она – Нет, теперь у меня есть тело, и я – "он", а не "она", подумал Тоа, - в своём новом теле не знал иного способа остановить Рахи, не прекратив его существования. Поэтому он выбрал самый милосердный способ – просто ускорив жизненные процессы существа, пока они не достигли своего природного конца.
     Конечно, трое Тоа Нува ничего этого не знали. Всё, что им было известно, так это то, что похожий на Тоа незнакомец остановил многотонное Рахи всего лишь взмахом руки. И теперь он молча парил в небе, наблюдая за Тоа, словно дожидаясь приглашения присоединиться к ним.
     Копака посмотрел на Похату и Ливу, а затем с мрачной улыбкой жестом позвал новому Тоа лететь с ними.
     - И теперь, - произнёс Тоа Нува Льда, - нас уже семеро.
     
     Совершенно не подозревая о том, что только что происходило в небе за его спиной, Кироп приближался к скрытому за туманом логову пиявок, которое было подвешено к потолку пещеры. Когда он находился ещё в стоне ярдов от него, вход в логово неожиданно открылся, выпустив вылетающего Викана. Он сидел, как поначалу показалось Киропу, на другом Маторане, но когда это существо пролетело мимо, и он увидел, чем оно в действительности было, даже Теневому Маторану стало, мягко говоря, плохо.
     Но на сентиментальности не было времени – у него есть сообщение для Макуты. Маторан подлетел к уже захлопнувшемуся люку и лёгким теневым зарядом заставил его вновь открыться.
     - Мьютран! – Крикнул Кироп, едва коснувшись ногами пола. – Тоа Нува планируют нападение на теневых пиявок! Ты должен приготовиться!
     Мьютран сделал два шага вперёд и грубо толкнул Маторана, от чего тот распластался по камню.
     - Тоа Нува? Ты говоришь вот об этих Тоа Нува? Тех, кого ты сюда привёл? – Прорычал Мьютран, тыча пальцем в сторону быстро закрывающегося входа. Обернувшись, Кироп успел только заметить четырёх Тоа и трёх Маторанов на подлёте к логову.
     Копака Нува видел, как закрылся люк. Непонятно, почему он не смог засечь это место раньше, используя силу своей Канохи – вероятно, туман каким-то образом блокировал её. Эту загадку они разгадают позже. Он посмотрел на Похату:
     - Не сочтёшь за честь?
     - Конечно, - ответил Похату, - я постучусь.
     Тоа Камня призвал свою элементарную силу, создал с полдюжины немаленьких булыжников и швырнул их в люк. Тяжело ударившись, они сотрясли вход.
     - Нет ответа, - заметил Лива. – Позвольте, я позвоню в дверной колокольчик.
     Тоа Воздуха послал в люк настолько мощный порыв ветра, что он просочился сквозь трещины и образовал на противоположной стороне ураган, который подхватил Киропа и бросил его в стену. Но Мьютран словно врос в пол.
     Копака Нува дал Ливе пару секунд, а затем сказал:
     - Видать, дома никого. Посмотрим, оставили ли они дверь открытой. – Он приготовился пустить заряд льда, но Солек поднял руку, остановив его.
     - Разрешите нам. Пожалуйста, - сказал Ав-Маторан. После недолгих размышлений Копака кивнул. Три Маторана подняли своё оружие и направили энергию света на ослабленный люк. Снесённый их выстрелами, люк влетел внутрь логова прямо в руки Мьютрана.
     - Тоа всегда такие шумные, - прошипел он. – Неудивительно, что в давние времена, когда вокруг толпился ваш вид, я не мог завершить никакой работы.
     Тоа и Матораны выступили вперёд. Они не заметили никаких признаков цистерн с теневыми пиявками, зато обнаружили нечто иное, довольно странное. Логово внутри оказалось намного больше, чем оно выглядело снаружи. Покрытые слизью туннели уходили далеко вглубь.
     - Используйте скайбластеры, - посоветовал Копака. – Найдите теневых пиявок и избавьтесь от них. Мы с Солеком справимся с Макутой.
Похату, Лива, Танма, Фоток и Тоа Игника устремились вперёд. Удивительно, но Мьютран не не сделал никаких попыток, чтобы остановить их. Он только проследил за их полётом вглубь логова. Затем он повернулся к парящему Копаке, выставив оружие и произнёс:
     - Ну хорошо, Тоа. Справься со мной… если сможешь.
     
     Викан делал всё, что мог, направляя летающего Рахи под собой туда, куда необходимо было двигаться. Это было нелегко. Обладая интеллектом Маторана, зверь оказался своенравным, не говоря уж о его высоком недовольстве своей внешностью.
     Ему очень повезло. Тоа Нува были так поглощены преследованием Киропа, что они не заметили его ухода.  Он нырнул в болотные туманы как можно скорее, чтобы затеряться там прежде, чем они вспомнят о нём. Теперь он скользил над водой по направлению к порталу из Карда Нуи.
     Викан предпочёл бы больше находиться в пещере и помогать Мьютрану в очередном его эксперименте – или даже быть очередным его экспериментом – чем лететь на это задание. Он уже достаточно наслышался об Икараксе, чтобы понять – это было самоубийственное поручение. Когда другие Макуты считают одного из них излишне жестоким и разрушительным… это проблема.
     Закрытый портал был прямо по курсу. Он направил Рахи прямо на него, не обращая внимания на его протесты. В последний момент, портал открылся достаточно широко, чтобы пропустить их двоих, а затем он снова захлопнулся.
     Викан находился снаружи Карда Нуи, собираясь доставить послание Антроза. Он не был уверен, кого жалел больше: себя или Тоа Нува. Никому не улыбалось выжить после встречи с Икараксом.
     
Комментировать здесь

0

7

Глава 6

     Это было слишком легко.

     Лива Нува, Похату Нува, их спутники-Матораны и их таинственный новый союзник прошли уже по крайней мере милю туннелей, не встретив никакого сопротивления. Это было хорошей новостью. Плохой новостью было то, что они не увидели никакого признака теневых пиявок или чего-нибудь, что могло быть использовано для создания теневых пиявок.

     - Может быть, мы в чем-то ошиблись, - предположил Похату.

     - Я знаю, что они здесь, - сказал Танма. - Они должны быть здесь . Иначе, зачем Кироп полетел сюда?

     - Я не понимаю, - сказал Фоток. – Как может это место быть больше изнутри, чем снаружи?

    Похату пожал плечами:

     - Я видел однажды легенду в Ко-Метранской Башне Знаний. Там говорилось, что Братство использует для перемещения своего острова какие-то врата измерений. Может быть, они используют что-то вроде этого и здесь – может, мы даже уже и не в убежище, а в каком-нибудь параллельном измерении.

     - Ну, где бы мы ни были, путь по туннелю заканчивается, - сказал Лива. – Впереди тупик.

     - Давайте спросим нашего молчаливого друга, - сказал Похату. - Может быть, он что-то знает.

     Лива обернулся к идущему за ними странному Тоа, и открыл рот от изумления. Тот исчез – вместо него там было нечто из ночного кошмара. Оно было длинным и похожим на змею, с зубастым воронкообразным ртом чуть не сорока футов в диаметре. Его бледная белая плоть блестела из-за тонкого слоя сверкающей слизи, и оно извивалось и корчилось, двигаясь к летающему Тоа. Оно занимало весь туннель, и это делало невозможным облететь его сбоку или пролететь сверху.

     - Маленькое чудовище Рахи, - пробормотал Лива. – Какая встреча: маленькое чудовище Рахи!

     - Может быть, оно не хочет причинить нам вред, - сказал Похату. – Я знаю, что это странно, но давайте просто отнесемся к нему…

     Танма выстрелил вспышкой света из своих лезвий, точно попав в существо. Оно зашипело от боли и гнева.

     -… спокойно, - закончил Похату. – Копака всегда говорил мне, чтобы я не работал с Рахи или Маторанами, но разве я слушал? Нет.

     - О, иди сюда, - сказал Лива, выстреливая из своего Скайбластера Мидак в подходящее существо. – Когда это я в последний раз встречал огромного, слизистого, зубастого, миролюбивого Рахи?

     Похату пожал плечами, уже создавая и метая камни, но они отскочили от толстой кожи существа:

     - Ну, такое бывало… и когда же это бывало…. хмммм…

     - Он приближается! – крикнул Фоток, яростно отстреливаясь от чудовища светом. – Нет ли у Тоа какой-нибудь специальной техники на такой случай?

     Лива покачал головой и вызвал циклон:

     - Быть Тоа-Героем не научишься по учебникам. А, кроме того, - добавил он, ухмыляясь, - Похату не умеет читать.

     - Вы только что видели нашу технику, - сказал Похату. – Мы смеемся в лицо опасности.

     Создание набросилось на них, потоки чистой силы исходили из его глаз. Оно напало на Похату, швырнув его и Фотока в противоположную стену.

     - Но иногда, - проворчал Тоа Камня, - опасность не понимает шуток.

     Тоа Игника начал удивляться... потом он пришел в недоумение… а теперь? Теперь он был в ярости.

     Он шел позади двух Тоа и их спутников-Маторанов. Еще недостаточно зная разговорный язык, он не участвовал ни в каком из их разговоров. Но все же он чувствовал, что они одобряют его участие на своей стороне в предстоящей битве.

     Потом они внезапно повернулись и среагировали так, как будто никогда не видели его прежде. Один из Маторанов выстрелил световой вспышкой, а Тоа затем поддержали его камнями и циклоном. Это все очень запутывало. Что он такого сделал? Почему они нападали на него?

     В конце концов, это было уже слишком, и он нанес ответный удар. Как оказалось, это только ухудшило ситуацию. Тоа Нува и Матораны теперь нападали все, хотя многие из их зарядов пролетали над его головой или сбоку. Или они были очень плохими стрелками, или же они думали, что он намного больше, чем в действительности. Как бы то ни было, они вели себя как его враги, а не друзья. Он присоединился к ним, рассчитывая на дружбу, а они отплатили ему нападением.

     Тоа Игника вспомнил летающего Рахи снаружи пещеры. Он не хотел убивать его, и совсем не чувствовал себя хорошо, когда это было сделано. Но он не видел другого выхода… в этот момент.

     Если Тоа Нува собираются нападать на него без всякой причины, они не заслуживают права на жизнь. Он может просто забрать эту жизнь. Если он завершит их существование, это, конечно, опечалит его. Но периоды грусти были частью существования любого живого существа – по крайней мере, так он полагал. Сейчас лучше поддаться чувствам.

     Тоа Игника молча сказал «прощай» Тоа и Маторанам. Похоже, для них настало самое время умереть.

     Копака Нува точно знал, что он должен делать. Сначала – выстрел льдом, чтобы смутить противника, затем – решительная атака скайбластером. Если это сделать правильно, можно отвлечь Макуту достаточно надолго, чтобы Лива и Похату сделали свою работу.

     Он взглянул на Солека, без сознания лежащего на полу убежища, спасибо Мьютрану. Тоа Нува знал, что ему надо нанести удар достаточно сильно и быстро, если он собирался уцелеть сам и спасти Маторана.

     Но теперь что-то заставило его заколебаться. Мысль о создании льда вызвала у него настоящую дрожь. Лед был таким холодным… тяжелым… если он потеряет контроль над своей силой, он может заполнить им всю комнату. Он будет похоронен во льду, неспособный двинуться или вздохнуть, медленно умирая в холодной могиле.

     Нет, это же безумие, - сказал он себе. – Я Тоа! Я использовал свою силу сотни раз, и никогда не терял контроля над ней. Я един со льдом. Я его контролирую… или нет?

     Уверенность обернулась сомнением, а сомнение начало превращаться в страх. Что, если это была битва, где ненадежная власть Копаки над силой льда даст осечку, даже ненадолго? Что если, начав использовать, он потом не сможет отключить свою силу? Он мог превратить весь Карда Нуи в замороженный загробный мир.

     Ничто из этого не было логично. Ничто не имело смысла. Но Копака Нува обнаружил, что его разум заполнен такими мыслями, и поэтому он промедлил, опоздав всего лишь на мгновение. Мютран в два быстрых шага достиг его, бронированная рука сжалась вокруг шеи Копаки, поднимая Тоа в воздух.

     - Я не только экспериментирую с физическими формами, как видишь, - прошептал Мьютран. – Мне нравится играть и с мыслями тоже. Вы, Тоа, всегда так интересно мыслите – до нелепости наполнены огорчениями от увиденного, страхом обмануть надежды других, гневом на ваших врагов. Вы все переполненные потоки эмоций, Тоа Нува, и я собираюсь сломать плотину.

     Свободной рукой Мьютран выхватил из рук Копаки скайбластер Мидак и отбросил его. Затем Макута увеличил силу своей ментальной атаки. К чести Копаки, хотя его глаза расширились, а дыхание стало неровным и затрудненным, Тоа не закричал.

     - Немножко разрежем здесь, чуть-чуть разорвем там, - сказал Мьютран нараспев. – Прежде чем ты поймешь это, твои мысли разобьются на куски. Конечно, Антроз может быть, захотел бы получить тебя невредимым, чтобы задать вопросы. Так что лучше закончить все, прежде чем он найдет нас здесь, хммм? Да, нам лучше прямо сейчас приняться за работу.

     Фоток был первым, кто почувствовал, что что-то ужасно неправильно. Его охватило чувство слабости, непохожее ни на что, что он когда-нибудь испытывал. Инстинктивно, он знал, что это было – из него высасывали жизнь.

     Он увидел, как Танма соскользнул со спины Ливы и упал на пол. Через несколько секунд двое Тоа выглядели заметно ослабевшими. Нет, не ослабевшими, - понял он. – Они умирают.

     Он взглянул на существо, с которым они четверо сражались. Оно просто стояло, не двигаясь, не делая попыток воспользоваться слабостью своих врагов. Это было бессмысленно. Если оно собиралось уничтожить их, почему не делает этого? И как могло оно иметь силу украсть их жизни, даже не касаясь их?

     Неожиданно, на мгновение, существо исчезло, заменившись таинственным третьим Тоа. Похату тоже увидел это, и мгновенно понял, что происходит.

     - Иллюзия, - крикнул он. - Монстр – иллюзия. Мы атакуем нашего товарища Тоа!

     Лива, слишком слабый теперь, чтобы встать, протянул руку к нападающему на них:

     - Стой! Мы не хотели вредить-обижать тебя. Ты нас убиваешь!

     Похату не собирался ждать, пока этот странный новый Тоа будет убежден. Он попытался поточнее догадаться, где стоит его враг, потом использовал свою власть над камнем, чтобы заставить грунт извергнуться на ноги Тоа Игника. Этого оказалось вполне достаточно, чтобы предотвратить новую атаку Тоа.

     Изображение существа внезапно исчезло. На его месте стоял слегка ошеломленный Тоа Игника. Похату собрал всю свою силу и направил ее на нападающего, прижав его к стене.

     - Кто ты? – крикнул  Тоа Нува Камня. – Почему ты здесь? И не пытайся снова применить этот небольшой трюк по высасыванию жизни, если не собираешься жить между камнями в забое, понял меня?

     Глаза Тоа Игники сверкнули. Так вот, решило новое существо, на что похож гнев. Что было надлежащим ответом на эту эмоцию? Последний опыт говорил ему, что живые существа в гневе совершают акты насилия. Тогда, если он был теперь живым существом, именно это ему и следовало сделать.

     Но прежде, чем был нанесен какой-нибудь удар, Похату освободил его и отступил назад, выглядя смущенным.

     - Подожди секунду, - пробормотал Тоа Камня. – Твоя маска… я прежде не мог ее хорошо рассмотреть. Я знаю эту маску – я видел резьбу на Войя Нуи. Ты… ты носишь Маску Жизни! Кто, во имя Мата Нуи, ты такой?

     К Солеку мучительно вернулось сознание, и он немедленно захотел опять его потерять. Вид, который открылся перед ним, был ужасен. Копака Нува валялся на земле, недвижимый, с открытыми, уставившимися в пространство глазами. Макута Мьютран стоял над ним, злобно ухмыляясь.

     - Не думал, что это будет так легко, - сказал Мьютран. – Я всегда знал, что Тоа кичатся своей силой и смелостью. Но ты расплавился как сосулька в бассейне лавы, Копака. Прикончить тебя будет милосердием.

     Мьютран поднял руку, готовясь выстрелить зарядом теневой энергии. Видя это, Солек пронесся через комнату, и бросился к Копаке. Но его прыжка было недостаточно – он не был способен блокировать заряд своим телом. Все, что он мог сделать - схватить Копаку за руку и выкрикнуть:

     - Стой!

     Теневая энергия вылетела из клешни Мьютрана, но не достигла Копаки Нува. Щит, созданный из света, вылетел из руки Солека, преградив путь теневому заряду и отразив его. И Ав-Маторан, и Макута были настолько изумлены, что ни один из них не заметил, как проблеск разума возвращается в глаза Копаки.
Тоа Нува вскочил, выстреливая льдом из обеих рук в сильно удивленного Мьютрана. Тяжелые как камни градины размером с булыжники обрушились на Макуту, а острые как бритвы сосульки прикололи его доспехи к стене.

     - Ты в порядке? – спросил Солек с недоверием.

     - Небольшая шутка, которой научил меня Лива, - сказал Копака, не отрывая глаз от Мьютрана и не ослабляя свою разрушительную атаку. – Когда на тебя нападает пепельный медведь, надо притвориться, что вышел из игры.

     Мьютран гримасничал, пытаясь создать цепь молний, направленных против обоих: Тоа и Маторана. Копака, заметив его выражение, интенсифицировал свою атаку, до тех пор пока Мьютран не перестал быть виден среди льда и снега.

     - Я знаю, дай ему время, Мьютран бы победил, - продолжил Копака. – Так что я позволил ему думать, что он уже победил, чтобы выиграть время. Но как ты создал этот щит?

     - Я не знаю. Такого прежде никогда не происходило, - ответил Солек. – Он побежден?

     Копака покачал головой.

     - Ничего подобного. На время задержан, в лучшем случае. А где остальные? Нам надо закончить то, что мы пришли сделать, и выбираться отсюда.

     - Боюсь, что для этого уже слишком поздно, - слова донеслись от входа в убежище, где стояли Антроз, Чирокс и Вампрах с двумя из своих теневых Маторанов.

     - Судя по температуре, я угадываю Тоа Нува Льда, - продолжил Антроз – Это вероятно ты, Копака, не так ли?

     - Да, - ответил Тоа Льда. – На несколько градусов холоднее, и ваш товарищ Макута будет заморожен навсегда…. Так что я предлагаю вам не двигаться.

     Чирокс ухмыльнулся:

     - А тебе никто никогда не говорил, Тоа, как это произошло, что Макуты стали чистой энергией, заключенной в доспехах? Мы обнаружили, что нам не нужны наши тела. Мы можем сразить наших врагов, не шевельнув пальцем и не сделав ни шагу.

     Вампрах внезапно одним только усилием мысли погрузил всю пещеру в темноту. Раздробляющая сила Чирокса открыла расщелину в полу пещеры, сбив Копаку и Солека с ног. Антроз завершил атаку, использовав свою силу магнетизма, прижимая металлические доспехи Тоа и Маторана к стене пещеры, пока оба не потеряли сознания.

     Радиак быстро пробежал по телам к глыбе льда, внутри которой был заключен Мьютран:

     - Макута в ловушке. Мне попробовать его освободить?

     - О, оставь его как есть, - сказал Чирокс. – Если он не сможет освободиться сам, он ничего не стоит.

     - Важнее то, что, Тоа похожи на шипастых огненных червей, - сказал Антроз. – Нашли одного - найдете еще. И, как и червей, их лучше передавить каблуками. Назовем это уроком всем остальным глупым существам, которые попытаются встать на нашем пути.

0

8

Глава 7

    Позже Лива Нува вспомнит этот звук.
    Это был невероятно высокий, режущий слух вопль, от которого его голова готова была треснуть. Похату, их странный союзник и Матораны тоже его услышали. Два Ав-Маторана упали, как подрубленные. Тоа смогли продержаться  достаточно долго, чтобы увидеть нападающих – трех Макут. Потом они уступили боли и потеряли сознание.
    Когда они очнулись, то обнаружили, что прикованы цепями к стене убежища. Чирокс и Вампрах ушли, оставив Мьютрана и Антроза поздороваться с ними.
    – Проблема быть Макутой состоит в том, чтобы выбирать, какой силой уничтожать своих врагов, – сказал Антроз. – Использовать одни и те же скучно. Разнообразие оживляет разрушение, в конце концов.
    Лива подергал цепи. Они были сделаны из протостали, одного из самых прочных материалов во вселенной, и были такими толстыми, что даже Похату было бы трудно их разорвать. Конечно же, использование их элементарных сил вернет им свободу, и Макуты должны были знать это.
    – Если вы думаете о побеге, не стоит, – сказал Антроз, словно читая мысли Ливы. И это вполне возможно, – подумал Тоа Воздуха.
    – Вы, должно быть, обратили внимание на отсутствие ваших друзей-Маторанов. Они с Вампрахом и Чироксом кое-что… обсуждают. Попытайтесь освободиться или напасть на нас, и я отправлю телепатическое послание, а они немедленно убьют Фотока, Солека и Танму. Это понятно?
    Лива бросил взгляд на Похату и Копаку справа и на их нового союзника, все еще бессознательного, слева. Никто не ответил. Антроз кивнул Мьютрану, который направился к стене напротив. Только сейчас Лива заметил, что вдоль нее стоит ряд бурлящих чанов.
    – Небольшой обман зрения, – хихикнул Мьютран. – Вы видели голую стену вместо моих прекрасных игрушек, когда проходили мимо… а потом – монстра, которого надо уничтожить, вместо своего друга.
    – Вы все, конечно, ожидаете, что умрете, – сказал Антроз пленным Тоа. – Мы будем вас допрашивать – как вы сюда попали, сколько еще Тоа могут направляться сюда, а вы будете храбро отказываться отвечать. Вы останетесь верны себе, не расколетесь, и нам придется вас убить. И тогда к перечню дохлых идиотов добавятся еще четыре имени.
    Мьютран запустил руку в чан и выудил оттуда большую, извивающуюся пиявку тени.
    – Но, видите ли, так просто вы не отделаетесь, – продолжил Антроз, осматривая узников невидящим взглядом. – У вас не будет шанса стать героями. Ни один Летописец не вспомнит о вас с гордостью. Вместо этого вас назовут изменниками, и ваши имена будут прокляты всеми свободными Матораны… на то короткое время, что они будут оставаться свободными.
    Мьютран подошел к Ливе, протягивая пиявку, с которой еще капал жидкий протодермис. Она зашипела, приближаясь к Канохи Тоа.
    – Вы пришли сюда в поисках теневых пиявок, – улыбнулся Мьютран. – Разве не настало время встретиться с ними лицом к лицу?

    Где-то в другом месте Викана тоже ждала встреча. Если она и не была столь же пугающей и смертоносной, как знакомство с теневой пиявкой, она все равно ужасала.
    Он ожидал, что путь к мрачному и пустынному острову Дестрал займет гораздо больше времени. Удивительно, но, чтобы добраться туда, ему потребовалось меньше получаса. Если бы Викан задумался об этом, он не был бы так поражен. Дестрал мог телепортироваться, появляясь там, где пожелали его обитатели. Как только было обнаружено местонахождение Карда Нуи, несколько членов Братства Макуты переместили свою базу как можно ближе к одному из входов.
    Сам остров был ничем иным, как куском камня, занятым чудовищной крепостью Братства. Внизу были видны патрули Висораков, Ракши и механических бронекостюмов Экзо-Тоа. Единственным относительно пустым местом было каменистое побережье – скорее всего, потому, что оно было полно ловушек для нежеланных гостей. Любого, кто попытается приземлиться на Дестрале, в течение нескольких секунд схватят и уведут в крепость для допроса… или чего похуже.
    Что до самой крепости, она была больше родного острова Викана. Она занимала все место на Дестрале, за исключением небольшого пространства на его южной оконечности. Построенная целиком из камня и металла, она походила на какое-то непристойное растение, вырвавшееся из сердца острова. Ужасающе горячий ветер трепал штандарты Братства, свисавшие со стен. Викан задумался, для скольких эта крепость стала последним зрелищем в жизни.
    Он полез в сумку и нащупал табличку-пропуск Братства, просто чтобы убедиться, что она все еще с ним. Благодаря этому куску камня размером с ладонь ему позволят войти в крепость и выполнить задание. А без таблички он станет захватчиком, его швырнут в камеру (если повезет), и о нем никто никогда больше ничего не услышит.
    Викан направил своего крылатого зверя к посадочной площадке перед огромными воротами. Стоило ему коснуться земли, как к нему подобрались полдюжины Висораков и серебряный Ракши. Он поспешил вынуть свой пропуск и теперь держал его перед собой, словно оберег от зла. Ракши при виде таблички остановился, как вкопанный. Висораки подошли, стянули Маторана с Рахи и погнали его к воротам.
    Огромный проход открылся при приближении Викана. Неохотно он ступил внутрь. Когда створки за его спиной захлопнулись, он подпрыгнул на полфута.
    Коридор, в котором оказался Викан, был темным и холодным. Его потолок был где-то в пятьсот футов высотой. Стены были увешаны трофеями прошлых завоеваний Братства – масками и оружием Тоа, головами Рахи, иногда встречались вещи столь жуткие, что даже Викан отвернулся, вздрогнув.
    Антроз дал ему четкие указания, где искать Икаракса. Выяснилось, что можно было этого не делать, потому что этот Макута не особенно скрывался. Могучий воин в черной броне сидел на эбеновом троне, который обычно занимал Теридакс, Макута Метру Нуи – и он носил Маску Теней Теридакса!
    Викан почувствовал, как у него подпрыгнуло сердце. Что здесь происходит? Неужели Икаракс в отсутствие других членов устроил революцию и захватил Дестрал? И если это так, то как он отреагирует на вызов Антроза? Викан желал оказаться в каком-нибудь другом месте. Оказаться в чане для создания Рахи даже начало казаться приятной альтернативой.
    Он стоял в дверях зала, слишком испуганный, чтобы шевелиться или говорить. Икаракс был занят, натачивая свой вращающийся меч с двумя лезвиями. Потом он поднял глаза и увидел Викана.
    – Ты искушаешь судьбу, не объявляя о своем приближении. Я мог убить тебя, – сказал Икаракс голосом, похожим на отдаленные раскаты грома. Он наклонился вперед, уставившись на Викана. – И все еще могу.
    Маторан-мутант каким-то образом смог пошевелиться. Он поднял пропуск. Судя по всему, он не произвел впечатления на Икаракса, но Макута не прыгнул на посетителя и не разорвал его на клочки. Викан счел это обнадеживающим.
    – Э-э… извините… мм… – промямлил он. – Я… я…
    Щупальце тени выплыло из когтя Икаракса. Оно обвилось вокруг Викана и начало сжиматься.
    – У тебя есть тридцать секунд, чтобы заинтересовать меня, – предупредил Икаракс. – А потом…
    Викан чувствовал, как воздух покидает его легкие. Его руки уже готовы были сломаться от давления. Он попытался заговорить. Икаракс встал, подошел к нему и поднес лезвие меча к горлу Маторана.
    – Короче, – сказал Макута. Он перевел взгляд на лезвие, затем вновь на Викана. – Или к делу.
    – Меня прислал Антроз, – выдохнул Викан. – Вы нужны ему в Карда Нуи. Он говорит… говорит – немедленно.
    Икаракс нахмурился и отвел меч. Тьма вокруг Викана рассеялась. Маторан глубоко вдохнул.
    – Антроз, – сказал Икаракс так тихо, что Викан едва его расслышал. – Я отправился в Метру Нуи, дом самого Тоа Света, чтобы добыть Маску Теней, потерянную Теридаксом. Я вернулся и присвоил его трон. И тут я выясняю, что Антроз смеет отдавать мне приказы.
     – Он… мы все… мы просто следуем указаниям Макуты Теридакса, – сказал Викан. Он понял, что совершил ошибку, стоило словам вылететь из его рта.
    Икаракс дернул за цепь, свисавшую с потолка. Часть пола скользнула в сторону, открыв взору бассейн с энергетическим протодермисом. Макута схватил Маторана за лодыжку и поднял над бассейном.
    – Что ты думаешь? Трансформирует ли тебя эта жидкость, или уничтожит? – спросил Икаракс смертельно спокойно. – Авантюра, видишь ли – Теридакс обожал авантюры. Весь его план – это чудовищное пари против судьбы. Если все сыграют как положено, тогда, возможно, может быть, абсолютная власть станет нашей, обещает он.
    Макута швырнул Викана на пол:
    – Я верю в определенность. Мощь моих мускулов, сила моей маски, острота моего клинка – вот вокруг чего я строю свои планы. Обман, уловки, сложные стратегии – все это для слабаков! Если тебе нужна власть, принадлежащая другому, ты заберешь ее не хитростью – ты заберешь ее, переступив через труп соперника.
    Икаракс пнул Викана к дверям:
    – Беги к своему хозяину. Скажи ему, что Икаракс идет. Если он мудр, пусть трепещет.
    Викан поднялся на ноги и пулей пролетел по коридору к воротам. Он врезался в Висорака, сбив того с ног, и забрался на летающего Рахи. Мгновение спустя он был уже в пути обратно в Карда Нуи. После такого, решил он, будет умнее всего выкопать яму, спрятаться в ней и навалить сверху камней. Ему не хотелось видеть то, что должно было вскоре случиться.

    Похату Нува был уверен, что за свою долгую карьеру он наверняка сбегал и из более изощренных ловушек. Он лишь желал вспомнить, когда.
    У него было не то чтобы очень много времени предаваться воспоминаниям – Ливу Нува от знакомства с теневой пиявкой отделяло примерно две секунды. Когда они пройдут, из него будет высосан весь свет, и он станет темным Тоа. Остальные Тоа Нува, если они выживут, будут вынуждены с ним драться, как каждый день со своими бывшими товарищами сражались Матораны Карда Нуи.
    Похату напряг мозг. Если он использует маску или свою власть над камнем каким-нибудь очевидным способом, их союзники-Матораны погибнут.
    Но что, если я сделаю это способом, который трудно заметить? – подумал он. – Что, если я смогу сыграть на неожиданности?
    Все знали, что могут делать Тоа Камня – создавать камни, придавать им форму, заставлять атаковать по приказу. Это были хорошие способности, но не все. То, что Тоа может создать, он может и разрушить, – подумал Похату. – А я очень люблю ломать вещи.
    Он закрыл глаза, надеясь, что Макуты примут это за страх увидеть судьбу Ливы. Затем Похату использовал свою власть над камнем так, как не делал уже очень долгое время – чтобы ослабить каменный пол убежища. Это была деликатная процедура – трещины надо было размещать крайне точно – а Тоа Камня не были известны деликатностью. Но стоит ошибиться, и Мьютран заметит это слишком рано, и Танма с его командой все равно что мертвы.
    Пиявка прикоснулась к маске Ливы. Тоа Воздуха закричал. Времени больше не было.
    Похату Нува мысленно дернул за ослабленную секцию камня. Пол под ногами Антроза и Мьютрана содрогнулся, на одно решающее мгновение заставив их потерять равновесие.
    Как только они покачнулись, Похату активировал свою Маску Скорости. Заставив молекулы своего тела вибрировать на высокой скорости, он провел свои запястья сквозь цепи и освободился. Увеличив частоту вибрации, он рванулся вперед, разрезав рукой цепи, державшие остальных трех Тоа. Затем он исчез, направившись к комнате, в которой держали Маторанов.
    Мьютран и Антроз восстановили равновесие. Лива и Копака вернули себе оружие и, вместе с очнувшимся Тоа Игникой, были к этому готовы.
    – Гибельные гадюки, – сказал Копака. – Когда мы только вернулись в Метру Нуи.
    – Понял, – кивнул Лива. – А что наш молчаливый друг?
    – Он разберется, – ответил Тоа Льда.
    Похату внезапно вернулся, с тремя Маторанами подмышкой:
    – Что бы мы ни решили, лучше это сделать. Остальные Макуты скоро будут здесь.
    – Гибельные гадюки в Га-Метру, – ответил Копака.
    Похату улыбнулся:
    – О, да. Отличный выбор.
    Одной из вещей, делавших маски Канохи Нува уникальными, была способность владельца делить их силу с оказавшимися поблизости. В данном случае, Похату перенес свою силу суперскорости на остальных Тоа и Маторанов. Они исчезли прямо на глазах Мьютрана.
    – Шевелись, идиот! – гаркнул Антроз. – Я их слышу. Они движутся к чанам!
    Но было уже поздно. Ускорившиеся герои разнесли чаны, из которых на пол посыпались полуоформившиеся пиявки.
    Чирокс и Вампрах появились как раз в это мгновение.
    – Стойте там! – закричал Мьютран. – Загородите выход!
    Похату хотелось остаться и сражаться. Бега на высокой скорости было достаточно, чтобы оглушить и победить полдюжины смертельно опасным гибельных гадюк, так что это могло сработать и на Макутах. Скорость была одной из немногих способностей, которыми те не обладали. Но похлопывание его по плечу Копакой означало, что лучше будет сбежать.
    Сконцентрировавшись, он вновь сменил частоту вибрации их тел. Команда бросилась вперед, буквально провибрировав сквозь тела Чирокса и Вампраха. Похату, не желавший, чтобы последнее слово осталось за врагами, замедлил всех ровно настолько, чтобы их тела разорвали вещество Макут. Двое закричали от непереносимой боли.
    Затем Похату и его команда вырвались из пасти пещеры в небо.
    – Давайте его обрушим, – сказал Копака, показывая на убежище Макут.
    Лива, Похату и Копака объединили силы, ударив по относительно тонкой колонне, удерживавшей улей. Но она осталась цела – повреждения, нанесенные ими, почти мгновенно залечивались.
    – Это не обычный камень, – сказал Похату. – Он выглядит почти органическим.
    Тоа Игника внезапно раздвинул остальных Тоа и вышел вперед. До того, как они смогли отреагировать, он использовал свою уникальную силу, ослабив живой камень. Колонна переломилась, отправив убежище в полет по направлению к топям. Тоа Нува видели, как Макуты и Матораны покидают его.
    – Что произошло? – спросил Лива Нува, бросив на Тоа Игнику долгий взгляд.
    – Мы победили! – закричал Солек.
    Копака кивнул:
    – Мы выжили. И мы их разозлили.
    – Это хорошо? – спросил Фоток.
    – Рассерженные-злые становятся глупыми, – сказал Лива, прервав разглядывание их безмолвного союзника. – А глупый боец побеждает сам себя.
    – С нашей небольшой помощью, – добавил, улыбаясь, Похату.

0

9

Глава 8
     Макуты перегруппировались в пещере Антроза. Мьютран жаждал отправиться вслед за Тоа незамедлительно – ведь они только что уничтожили бесчисленные образцы его лучших работ. Остались только те теневые пиявки, которых тестировал Чирокс. Могут потребоваться дни, возможно недели, чтобы достать необходимое оборудование с Дестрала и заново вырастить пиявок.
     - Нет, - отрезал Антроз. – Пускай они думают, что выиграли схватку. Пусть станут излишне самонадеянны. Это сделает их уничтожение гораздо слаще.
     Мьютран был не в настроении слушать. Его труды были стёрты с лица земли в мгновение ока какой-то четвёркой Тоа и парой идиотов-Маторанов – и он знал, кто в этом виноват.
     - Ты – Крикнул он, надвигаясь на перепуганного Киропа. – Ты привёл их к логову! Это твоя вина!
     - Мьютран! – огрызнулся Антроз. – Отложи свою кару на потом! Нам нужно победить в войне.
     - Теневые Матораны, - сплюнул Чирокс. – Они не более чем пустая трата места и воздуха, какими они были и до того, как мы трансформировали их. Почему мы должны оставить кого-то из них в живых?
     - Ты знаешь, почему, - ответил Антроз. – Существует необычно высокая вероятность превращения Маторанов Света в Тоа. Если это произойдёт, хотелось бы, чтобы эти Тоа были нашими.
     - Наши Тоа? Наши Матораны? Почему бы не бросить наши мечты о завоеваниях и остепениться, зажить тихой жизнью очень высоких Тураг? – Это произнёс Макута Икаракс, стоявший в проходе. Его голос был тяжёлым, и в нём сквозило презрение.
     Антроз отнёсся к его появлению с равнодушием.
     - Отлично, ты здесь. У меня есть для тебя работа.
     Икаракс расхохотался.
     - Я не ищу работу, Антроз. Ты позвал, и я явился, но только чтобы сказать тебе – я не какое-нибудь Рахи, которому ты можешь приказывать. Меня не интересуют ни ты, ни драгоценный план Братства.
     - Тебя заинтересует Маска Жизни? – Оборвал его Мьютран. – Я знаю её форму. Я видел изображение, как и все мы. И не осознавал до сих пор, но тот молчаливый Тоа – тот самый, что разрушил логово – он носил Канохи Игнику.
     - Это бессмысленно, - сказал Чирокс. – Тоа Нува пришли сюда. Трое с нами, за остальными охотятся наши братья внизу. И никто из них не носит эту маску.
     - Этого достаточно, чтобы заинтересовать тебя, Икаракс? – Спросил Антроз, даже не пытаясь скрыть сарказм. – Мы собираемся опустошить Карда Нуи, захватить оставшихся Маторанов и убить Тоа Нува. Будь полезен – найди того загадочного Тоа и достань маску.
     Икаракс взмахнул своим клинком и ударил им в стену так, что полетели искры.
     - Что я могу сказать, когда ты так мило просишь, брат? Я вернусь с его маской… голова в комплекте нужна?
     Антроз повернулся спиной к воину, сказав только:
     - Иди, развлекайся.
     
     Конечное нападение началось с молний и теней. Пять Макут спикировали на последнюю оставшуюся на свободе деревню Карда Нуи, сея темноту на своём пути, пока она туманом не накрыла жилища Ав-Маторанов. Даже мерцание световых лиан было плохо различимо. Затем покров теней разорвали молнии, выпущенные Икараксом и Мьютраном, которые стреляли по крышам домов Маторанов.
     В тот же миг они отделились от остальных Макут. Антроз, Чирокс и Вампрах вместе со своими теневыми Маторанами продолжали лететь прямо на деревню. Их задачей было использовать силы, которые воздействуют на обширные территории, чтобы держать Тоа и Маторанов внутри их убежища. В то время как Антроз вызывал жестокий шторм, Вампрах и Чирокс накрыли деревню волнами высокочастотного звука и разрушительными циклонами. Спустя пару минут, не осталось практически ни одного здания. Барьеры из световых лиан также были разорваны в ходе атаки, и теперь не осталось ничего, что могло бы преградить дорогу Макутам.
     Осталось только подземное убежище Ав-Маторанов, но и оно долго бы не продержалось. Мьютран использовал плазму, чтобы расплавить обнажившееся перекрытие, а Икаракс сорвал люк с петель. Казалось, ещё чуть-чуть, и всё будет кончено.
     Икаракс уверенно сделал пару шагов внутрь, готовый к тому, что Тоа Нува швырнут чем-нибудь в него. Но он не был готов к тому, что он нашёл.
     - Тут нет никого! – прорычал он, повернувшись к другим Макутам. – Здесь пусто.
     Мьютран отправился проверить это сам. Он едва не оттолкнул Икаракса в сторону, вовремя вспомнив, насколько это может быть вредно для здоровья. Вскоре он вылетел из убежища настолько же озадаченный, насколько Икаракс был разъярён.
     - Он прав. – Сказал он. – Они ушли.
     - Куда ушли? В болото? – удивился Антроз, нарезая круги высоко над руинами. – Или они вообще покинули Карда Нуи?
     Часть ответа обнаружила Гавла. Сидя на Вампрахе, она пролетела над одной из захваченных деревень, которая располагалась на другом упавшем сталактите. Её острые глаза заметили привязанных к световым лианам теневых Маторанов. Встревоженная этим, она сообщила Вампраху об этом, и вдвоём они спустились вниз, чтобы разведать ситуацию.
     Первый освобождённый теневой Маторан рассказал, в чём дело:
     - Тоа Нува… Они так быстро напали… Они сказали, что будут дожидаться здесь вашей атаки.
     - Они всё ещё здесь? – спросила Гавла.
     Тёмный Маторан покачал головой.
     - Нет. Как только они увидели, что вы направились к деревне Света, они улетели во-он туда. – Он указал в том направлении, откуда прилетели Макуты.
     - Пещеры? – предположила Гавла.
     Вампрах ударил по ближайшей скале и разбил её. А потом взял один из осколков. Гавла моментально поняла, что он хотел сказать.
     - Третий ключ-камень! Пока мы находимся здесь, они и их жалкие Матораны крадут его!
     Вампрах ринулся вверх так, что Гавла с трудом удержалась на нём. Он быстро собрал других Макут и они устремились обратно к своей базе в пещерах. Они находились на половине пути, когда массивные каменные сталактиты начали падать на них  с потолка, один из которых чуть было не пронзил Мьютрана.
     - Эй, там внизу! – позвал сверху Похату Нува, выворачивая новый гигантский сталактит из потолка пещеры. – Это место действительно полетело к Карзахни с тех давних времён, когда здесь были мы. Думаю, ему требуется генеральная уборка – начиная с вас.
     Антроз выстрелил лучами теплового зрения в сторону голоса Похату. Предупреждение Киропа о том, что сейчас произойдёт запоздало: Копака Нува вылетел перед Похату и поймал лучи на ледяной щит, отразив их обратно. Они прошили наплечную броню Антроза, от чего его энергия начала вытекать наружу.
     Ворча, Чирокс и Кироп направились к Похату. Они практически достигли его, когда Лива Нува внезапно слетел со своего укрытия на потолке, стреляя из Скайбластера. Сфера света ударила в Киропа, сбив его со спины Чирокса. Вздрогнув, Чирокс помедлил всего на секунду, и этого хватило, чтобы Похату сбросил на него сталактит, который обрушился на Макуту подобно дубинке, отправив того в затяжную спираль к болотам.
     Улыбка триумфа недолго играла на губах Ливы Нува. Он заметил двух Ав-Маторанов, вылетевших из пещеры, чтобы присоединиться к битве. Он крикнул им, чтобы они возвращались, но было слишком поздно. Икаракс поймал их в могучий циклон и направил его к стене каверны.
     - Сделай что-нибудь! – прокричал Танма, подлетая поближе к Ливе. – Их же сейчас убьют!
     Лива сконцентрировался, создавая свой собственный вихрь воздуха на пути циклона Икаракса. Они столкнулись и вихрь Ливы создал противодействующую силу, которая остановила движение циклона. Пожав плечами, Икаракс неожиданно заставил его исчезнуть, и два Маторана камнем полетели вниз.
     Копака и Солек полетели вслед за ними. Тоа Льда поймал одного из них ледяной цепью, в то время как Солек создал из света черпак и поймал на него другого. К сожалению, спасение сделало их открытыми для нападения, и Мьютран не упустил своего шанса. Его силовой крик разорвал их разум, вынуждая их встать перед выбором – спасаться или пасть.
     Антроз вернулся в бой, налетая на потрясённого Копаку. Его бронированная рука затрещала, когда он собрал свою силу разрушения. Одно касание – и броня Тоа разлетится на кусочки.
     Похату заметил опасность. Он перехватил сталактит на манер копья и метнул его в Антроза. Сталактит ударил Макуту по касательной, сбив его с курса. И к тому моменту, как он оправился, Похату с Фотоком уже были рядом. Они летели вокруг него по сужающейся спирали на невероятной скорости, Похату бил за каждый заход, нанося, таким образом, тысячи ударов в секунды.
     Икаракс, улыбаясь, парил поблизости. Приятно смотреть, как избивают Антроза. Вот так ему аукнулось то, что он не вырезал Ав-Маторанов давным давно. Однако, как бы это ни было забавно, нельзя позволять Тоа Нува считать, что они могут выиграть. Сфокусировав свою власть над гравитацией, он сделал Похату и Фотока слишком тяжёлыми, чтобы они могли ускоряться, слишком тяжёлыми, чтобы держаться в воздухе, и оба рухнули вниз. Антроз камнем устремился за ними.
     Должно быть я забыл, что не стоит выбирать в качестве целей моих соратников-Макут, сказал себе Икаракс, ухмыляясь. Я полагаю, спустя примерно сто тысяч лет память начинает ухудшаться.
     
Комментировать здесь

0

10

Глава 9

    Похату беспокоило не столько само падение, сколько невозможность увидеть место приземления. Все внизу скрывал густой туман, делая задачу найти мягкое место для посадки чрезвычайно сложной. Да и вряд ли там такое найдется, напомнил он себе.
    В его разуме появилось изображение места, которое он ни разу не видел. Это был еще один упавший сталактит, меньше остальных, чей конец глубоко погрузился в болото. Его широкая и плоская верхушка скрывалась в тумане неподалеку. Он внезапно понял, что видит то, что видел какое-то время назад Фоток – непонятным образом воспоминания Маторана оказались в его голове.
    Независимо от того, как он о нем узнал, этот сталактит был лучшей возможностью остановить их падение. Похату начал бороться с гравитацией,  пытаясь изменить направление полета хотя бы на несколько футов. Это потребовало напряжения всех сил, но он справился. Затем каменистая поверхность сталактита понеслась к ним.
    - Держись! – закричал он Фотоку.
    Они врезались с такой силой, что глубоко зарылись в поверхность сталактита. Камень с оглушительным треском раскололся, обе его половины полетели в топь. И Похату с Фотоком вновь падали…

    Тоа Игника некоторое время наблюдал за битвой. Он был зачарован схваткой и ее течением – сначала побеждала одна сторона, затем другая. Когда он был всего лишь Маской Жизни, он создавал воинов, чтобы они сражались за него, но никогда не бился самостоятельно. Ощущения слишком захватили его, чтобы он принял участие.
    Это было до тех пор, пока он не увидел атаку Икаракса на Похату. Это напомнило ему, что враги превосходят Тоа Нува по числу и по силе. Если ему нужны союзники и друзья, ему лучше что-то предпринять.
    Он направил свой скайборд прямо на Икаракса и со всей силы плашмя ударил Макуту своим мечом. Испугавшийся, но не раненый Икаракс повернулся, чтобы посмотреть на напавшего.
    - О, это ты, - сказал Макута. – Тот, о ком говорил Антроз. Ты отдашь мне свою маску или мне придется забрать ее вместе с твоей жизнью?
    Тоа Игника ничего не ответил, просто поднял клинок для нового удара.
    - Из тихих, да? – спросил Икаракс. – Ну, даже если ты не говоришь, я уверен, что кричать ты можешь… и какой сладкой музыкой это будет, жаль только, что короткой.
    Тоа Игника взмахнул мечом. Икаракс изменил плотность тела, позволив лезвию пройти сквозь него. Затем он вернул себе плотность протостали и ударил Игнику бронированным кулаком. Тоа свалился со своей машины, едва успев схватиться за ее край. Он висел, вцепившись, пока Икаракс приближался. Макута потянулся к его маске.
    Что-то в Тоа Игнике внезапно вспыхнуло. За тысячелетия существования Маски Жизни никому не позволялось к ней прикасаться, если это не было предусмотрено его судьбой. Те, кто пробовал, были прокляты. А сейчас этот Макута посмел ударить ее и попытался завладеть ею.
    Этого не будет, подумал Тоа Игника.
    Он направил силу Жизни на Икаракса. Сразу же он понял, что Макута не похож ни на одно из встреченных им ранее существ. Икаракс был всего лишь доспехами и энергией, в его теле не было органических тканей. Всегда ли он был таким? Или когда-то Макута был чем-то иным, кроме чистой энергии внутри черной брони?
    Тоа Игника решил это выяснить.
    Напрягшись, он толкнул Макуту вниз по дороге эволюции. Вихри энергии сгустились в твердую материю, мускулы и органы выросли там, где отсутствовали десятки тысяч лет, но не нашли себе места. Нынешнее поколение брони Макут было разработано, чтобы содержать только энергию, а не органику. Когда старое тело пыталось вытеснить новое, боль была, по меньшей мере, мучительной. Звук, который издал Икаракс, вновь и вновь эхом отдавался в гигантской пещере. На мгновение все участники битвы застыли на месте, сражение было прервано этим звуком.
    Никто не мог вспомнить, когда в последний раз слышал крик Макуты.

    Далеко внизу Похату обнаружил, что вновь может летать. Чудовищная тяжесть гравитации исчезла, словно силу Икаракса внезапно отключили. Улыбаясь, он начал набирать высоту.
    - Смотри! – сказал Фоток. – Впереди Чирокс, сражающийся с Копакой.
    - Тогда давай поможем снеговику, - сказал Тоа Камня. – Я ему все еще должен.
    - За что?
    - Ну, мы были в Ко-Вахи, там была лавина, он создал щит, и… потом расскажу, в общем.

    Мьютран был лапочкой ученым, а не воином. Видя Икаракса в агонии, Антроза, падающего в болото, и Чирокса, бьющегося с двумя Тоа Нува, он знал, каким должен стать следующий ход.
    Проблемой был Вампрах. Он сражался с Ливой Нува, и должен был с легкостью победить. Но Тоа был настолько ловок, что, казалось, родился в воздухе, и использовал скайбластер Мидак, чтобы держать Вампраха на расстоянии. Остальные Ав-Матораны присоединились к нему, обстреливая Макуту зарядами света.
    Мы можем уничтожить их, сказал себе Мьютран. Мы уничтожим их. Но, как бы ненавистно мне ни было это признавать, Антроз прав – только План имеет значение. Пока мы тут сражаемся, остальные трое Тоа Нува могут найти оставшиеся ключи. А сейчас слишком рано для этого, слишком рано.
    Паря прямо в сердце бушующей битвы, Мьютран совершил то, чего никогда раньше не делал. Он собрал в себе всю силу тени, которой обладал, и выпустил ее в разрушительной вспышке темноты. Она закрутила Тоа, Маторанов и даже других Макут. Мьютран чуть не свалился от приложенных усилий, но тут появился Викан и не дал ему упасть.
    - Найди Вампраха, Чирокса и Икаракса, - приказал Мьютран. – Вели им присоединиться к нашим братьям в топях. Мы убьем других трех Тоа Нува до того, как они найдут ключи… и этих тоже, если они посмеют отправиться следом.
    Викан сделал, как ему было приказано. Чирокс не колебался, а Икаракс был не в состоянии протестовать. Вампраху хотелось прикончить Ливу Нува, но даже он понимал, что План гораздо важнее одной битвы. Три Макуты отправились в топи, за ними последовали те Матораны тени, которые не сражались с Ав-Маторанами.
    Мьютран собирался отправиться следом, но обнаружил, что окружен тремя Тоа Нува и Тоа Игникой. Скайбластеры были направлены на него. У Тоа Игники такого оружия не было, но его взгляд напомнил Мьютрану, что он запросто может повторить то, что сделал с Икараксом.
    - Куда отправились остальные Макуты? – потребовал ответа Копака.
    - Вниз, - ответил Мьютран. – Надеюсь, вы попрощались со своими друзьями перед тем, как они отправились в болото… вы их больше не увидите.
    - Ключ-камни, - сказал Копака. – Я прочитал на трех наших достаточно, чтобы понять, что тайна пробуждения Мата Нуи лежит в этих топях. Если Макуты ей завладеют, может потребоваться армия Тоа, чтобы вырвать ее из их когтей.
    - А у нас нет армии, - сказал Похату. – У нас едва наберется команда по колхи.
    - Тогда мы быстро-полетим вниз сейчас, - предложил Лива. – Остановим Макут, найдем тайну, разбудим Великого Духа и вернемся домой, чтобы успеть покататься на дисках.
    - Еще один день в сердце вселенной, да? – ответил Похату.
    - Не совсем, - сказал Копака. – Если мы не будем осторожны, он станет последним днем для всех нас.

0

11

Эпилог

     Макута Теридакс, лидер Братства, изобретатель Плана, был в этот момент далеко от Карда Нуи. Он находился в той части мира, где даже он никогда раньше не бывал, хотя про это место рассказывали многочисленные легенды. Огромной и запутанной, так что даже он никогда не видел ничего похожего.

     Добраться сюда было нелегко. Он был сейчас всего лишь свободно плывущим облачком энергии, покинувшим свое последнее тело в глубинах Ямы. Как оказалось, только это и спасло его. Защита этого места – а ее было много – была рассчитана на то, что вторгающийся будет материален. Оружие, хотя и грозное, не могло уничтожить существо, которое было чистой энергией.

     Он знал, что прямо сейчас остальное Братство, должно быть, сражается с Тоа Нува в Карда Нуи. Все шансы в этой битве были у Макут, но шансы ничего не значили, когда дело касалось Тоа. Он не сомневался, что Тоа могут как-нибудь найти способ исполнить свою судьбу, несмотря на силу, безжалостность и жестокость своих врагов – а, может быть, именно из-за них.

     А на самом деле, - подумал Макута Теридакс с улыбкой, - я даже могу сказать, что рассчитываю на это.

     Он никогда не верил в единство и долг, эти добродетели, за которые Матораны держались, как тонущие каменные крысы цепляются за плывущие бревна. Но третье из того, что они обожали, судьба? О, да, в судьбу он верил.

     И для меня настал момент выполнить ее, - подумал он, зависая перед резьбой, изображающей Канохи Хау, символ Великого Духа Мата Нуи. – Не правда ли, дорогой братец? Да, есть планы внутри планов, ложь свыше всякой хитрости, и представления такие мрачные, что только я способен заглянуть в их тени… и, наконец, настал момент поделиться ими со всем миром.

     Не медля больше ни секунды, лидер Братства Макуты приступил к выполнению своей последней задачи.

КОНЕЦ

Все комментарии - в этой теме.

0


Вы здесь » Кини-Нуи » Книги » BIONICLE: Legends#9. Shadows in the Sky