Кини-Нуи

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кини-Нуи » Рассказы » Riddle of the Great Beings


Riddle of the Great Beings

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

ЗАГАДКА ВЕЛИКИХ

Часть 1

    Тардук сморгнул пот с глаз. В такое время он мечтал, чтобы ему не пришлось работать в шлеме и броне. Но даже здесь, так близко к свободному городу Атеро, было несколько небезопасно находиться одному без защиты. Его задание здесь было рутинным: вместе с Агори из разных деревень – Кири, Кротезиусом, Скодониусом и Кирболдом – он прибыл в Атеро, чтобы помочь подготовить арену к грядущему турниру. Несмотря на то, что о ней заботились в течение всего года, всегда требовалось починить кое-что по мелочи до того, как отовсюду начнут прибывать Глаторианы.
    Конечно же, Тардук не слишком долго стал этим заниматься, ведь неподалеку находились руины, которые он мог исследовать. Под предлогом необходимости забрать из своей повозки припасы, он ускользнул из города и нашел подходящее место, чтобы начать копать. Это была тяжелая работа, да и горячая тоже. Ему пригодился бы помощник, но найти его было невозможно. Кири был слишком озабочен работой в Атеро, Кирболд просто хотел побыстрее закончить и вернуться в Иконокс, Скодониус был каким-то странным, а Кротезиуса он едва знал.
    Нет, решил он. Лучше всех копает тот, кто копает в одиночку. Его инструмент ударился обо что-то, погребенное в песке на глубине четырех футов. Выудив его оттуда, Тардук увидел, что это металлический квадрат примерно в два раза больше его руки и явно оторвавшийся от чего-то гораздо большего. На нем был вырезан круг, внизу внутри которого находился круг гораздо меньшего размера. Тардук нахмурился. Он уже находил подобные вещи с похожими символами. Он понятия не имел, что они значили, и никто не знал. Если они были языком – что это за язык и кто говорил на нем? Это раздражало, потому что он не нашел достаточного количества образцов, чтобы даже начать расшифровку.
    Он перевернул кусок металла, надеясь, что на другой стороне будет еще один символ. Вместо этого он нашел кое-что другое. На металле была нацарапана карта. Некоторые места на ней он узнал, некоторые – нет. Внизу находилась горная цепь, которая была очень похожа на Черные Пики на севере. Из нарисованных как раз под ними вещей вроде бы следовало, что это и есть те самые горы. Большую часть карты, впрочем, занимала местность к северу от цепи, область, с которой он не был знаком. Все, что он о ней знал – что оттуда вроде как пришли Скраллы. Наверху карты были еще два символа, несколько отличавшиеся от тех, которые он видел раньше. Первый был переплетением скрещивающихся линий, почти как сеть. Другой был звездой. Интересным этот последний символ делало то, что он был единственным раскрашенный. Звезда была красной.
    Красная звезда, подумал Тардук. Где это слыхано? Это уж точно было захватывающе, но это было невозможно изучить, по крайне мере в одиночку. Отправившись на северо-запад, он мог обогнуть Черные Пики и добраться до северной области, но карта показывала, что на пути есть ревущие реки и прочие природные опасности. Отправляться туда без помощи было бы невероятно опасно, и ни один Глаториан бы не согласился на такую работу, когда до турнира Атеро осталось так мало времени.
    – Эй!
    Тардук обернулся. К нему шел несколько раздраженный Кротезиус.
    – Ты собираешься помогать или играть в песочнице? Что там у тебя?
    Тардук показал своб находку Агори из Вулкануса. Кротезиус и не подумал взять обломок – лишь осмотрел обе стороны и пожал плечами.
    – И что? Это просто мусор. Возможно, ты можешь использовать его, чтобы залатать тележку, но кроме этого...
    Ну что за Ворокс... пробормотал про себя Тардук. Вслух он сказал:
    – Возможно, ты и прав. Красная звезда – что это вообще такое? Ведь все знают, что там нет ниего ценного. Никаких спрятанных сокровищ, никакого тайного города и никаких водяных камней, ничего.
    Это, конечно, было жутким враньем, и Тардук знал, что Кротезиус никогда этому не поверит. На самом деле, он на это даже рассчитывал. Слухи о том, что может находитьсяна севере, летали, подобно песчинкам в буре. В Иконоксе говорили, что горы покрыты ценным эксидианом. В Вулканусе говорили, что там есть целые долины водяных камней – ценных камней, которые можно было разломить и обнаружить внутри чистую воду. Что до Таджуна, то там у всех было хорошее воображение, а Агори Тесары даже говорить об этом не хотели.
    Теперь Кротезиус взял обломок и осмотрел его внимательнее:
    – Знаешь, если ты не против, я мог бы взять у тебя этот... эээ... кусок металла, может, хочешь обменять его?
    Позже Тардук не сможет объяснить, почему он сказал то, что сказал. Возможно, после того, как он много лет копал и находил кусочки головоломки, но не находил способа решить ее, ему это надоело. Если он не воспользуется этим шансом, то никогда не узнает никаких ответов.
    – Конечно, я обменяюсь, – сказал он. – Ты сможешь забрать обломок... если отправишься со мной за этой красной звездой, чем бы она ни была.
    – Отправиться туда? Ты с ума сошел? – спросил Кротезиус.
    – Сделка, – твердо сказал Тардук. – У нас достаточно времени до того, как начнется турнир, чтобы пойти туда и вернуться.
    Вообще-то, он не был уверен, что это правда, но Кротезиусу этого говорить не собирался.
    – Подумай об этом, – продолжил он. – Что, если там есть что-то действительно ценное, что-то, что изменить всю жизнь на Бара Магне? Ну, то есть, ты будешь героем.
    Кротезиус улыбнулся. Водитель машины на арене, он был всего лишь еще одним бойцом-Агори в мире, которым правили Глаторианы. Но если он совершит что-то действительно великое, ну, Раану не будет жить вечно, возможно, когда-нибудь он станет правит Вулканусом.
    – Ладно, Тардук, – сказал Кротезиус. – Думаю, ты сможешь присоединиться к моей экспедиции, но нам потребуется больше помощников. Посмотрим, удастся ли тебе привлечь еще несколько Агори, не говоря им о звезде. И мы уходим на рассвете.
    Тардук ушел, широко ухмыляясь. Ну да, он не был абсолютно честен, но иногда на пути к знаниям приходится срезать дорогу, верно? Вот только Тардук не знал, что этот "кратчайший путь" скоро приведет его в кошмар.

Комментировать здесь

+2

2

Часть 2

    В итоге на поиски красной звезды вместе с Тардуком и Кротезиусом согласился идти только Кирболд. Скодониус сказал, что отправляться в такую погоню за диким скальным конем так близко к началу соревнований - безумие. А Кири торопился вернуться в Вулканус.
    Кротезиус предложил отправиться на север на машинах, но Тардук отклонил это предложение.
    - Машины не смогут проехать там, куда мы направляемся, даже на гусеницах, - сказал Тардук. - К тому же они шумят, а шум привлечет Охотников за костями. Нет, мы поедем на Песчаных сталкерах.
    Пришлось приложить некоторые усилия и проявить изворотливость, чтобы одолжить трех зверей у торговца из Иконокса, особенно учитывая тот факт, что Тардук не говорил, куда они собираются на них отправиться. Но спустя не слишком много времени трое Агори были в седлах и готовы начать экспедицию.
    Быстрее всего было отправиться на восток к Темным Водопадам, а затем повернуть на север к вулканам за Черными Пиками. Но наличие на этом пути Скраллов, Вороксов и Охотников за костями делало его и самым опасным. Так что Тардук повел группу на серево-запад, мимо деревни Тесара и Горы Локтя прямо в Горы Белого Кварца. Кирболд, происходивший из Иконокса, знал эту область достаточно хорошо. Там проходили пути, по которым торговцы путешествовали через горы в поисках чего-нибудь ценного дял продажи.
    Там было холодно, даже холоднее, чем в пустыне ночью. Не раз Песчаные сталкеры почти теряли равновесие на гладкой поверхности хрусталя и камня. Хоть это и заставляло Агори нервничать, им приходилось идти днем - в темноте было бы слишком просто сойти с правильной дороги и, возможно, свалиться с утеса.
    Два дня спустя они продвинулись на север уже так далеко, что их окружала абсолютно неизвестная территория. Какие бы существа ни жили здесь, они никогда не были в пустыне на юге, так как им явно нравилось жить в холоде. Кротезиус постоянно был начеку. Именно поэтому он первым заметил, что их преследуют.
    - Будем останавливаться? - спросил Тардук.
    - Нет, - отрезал Кротезиус. - Это худшее, что мы можем сделать. Надо ехать быстрее. Возможно, мы от них оторвемся.
    Тардук в этом сомневался. Он заметил одного из преследователей. Он был немного похож на одного из пустынных волков, что жили в пустыне. Их лапы были устроены специальным образом, чтобы не увязать в песке, и они были очень хорошими следопытами. Но, напомнил себе Тардук, хоть он на них и похож, наш преследователь - не одно из этих существ. Например, это существо было наполовину сделано из металла. Он никогда не видел ничего подобного.
    - Сколько их? - спросил Кирболд.
    - Больше одного, - ответил Кротезиус. - Шесть или восемь, наверное. Их трудно заметить.
    Тардук не слишком понимал, как кто-то может передвигаться в Горах Белого Кварца так незаметно. Позже в этот же день, это стало самой мелкой из его забот. Вне зависимости от того, насколько быстро двигалась группа, волки преследовали их по пятам. Какой бы трюк они ни пытались применить, чтобы стряхнуть их с хвоста - отсылали одного из Песчаных сталкеров в другом направлении, возвращались по собственным следам, даже оставляли после себя немного драгоценной еды - волки продолжали идти.
    - Что это за штуки? - в третий раз спросил Тардук.
    Теперь они должны были ехать и ночью, нравилось им это или нет. Кирболд ехал на одном Сталкере с Тардуком, а Кротезиус ехал первым. Хоть это вряд ли бы имело какое-то значение, Кротезиус отказался зажигать факел, решив, что волки увидят огонь. Тардук возразил, что они наверняка идут за ними по запаху, но это ничем не помогло.
    Они оказались на узкой, петляющей тропе. Справа от нее был склон горы. Слева - отвесный спуск в темноту. Хорошими новостями было то, что волкам здесь негде было спрятаться. Казалось, что им придется также последовать этим путем или сдаться. Плохими - то, что даже Песчаным сталкерам было трудно идти здесь. Один раз поскользешься - и кто-то из этого путешествия не вернется.
    Идя так быстро, как они смели, три Агори шли по тропе. Один раз зверь, на котором ехали Тардук и Кирболд, споткнулся, и одна из сумок с инструментами свалилась с него и канула в бездну. Эха от падения на дно они так и не услышали.
    Кирболд оглянулся. В ярком свете лун он не видел никаких признаков их преследователей.
    - Думаю, мы от них оторвались. Вы думаете, мы от них оторвались?
    Тардук оглянулся через плечо. Он тоже ничего не увидел, но сказал:
    - Нет, я не думаю, что мы от них оторвались.
    - Я тоже, - согласился Кирболд.
    Тропа начала расширяться, выходя на плато. Разгорался восход, и первые лучи света отражались в кварцевых скалах. Кротезиус натянул поводья, останавливая своего Песчаного сталкера, и Тардук сделал то же самое. Они оглянулись. Не было видно ни следа полудюжины покрытых мехом и металлом волков, которые их преследовали.
    - Может, они не смогли пройти по тропе, - сказал Кротезиус. - Или они нашли добычу полегче. В любом случае, я рад, что их больше нет.
    - Ээ, есть и еще один вариант, - предположил Тардук. - Они перестали следовать за нами, потому что им это больше не требовалось.
    Кротезиус развернулся на звук низкого рычания, пустого металлического звука, эхом отдавшегося в горах. На гребне горы впереди выстроилось не шесть волков, а шестьдесят. Они убежали от охотничьей стаи, только чтобы угодить в самое логово.

+3

3

Часть 3

    Три Агори сидели на своих зверях, парализованные страхом. Перед ними стояли десятки волков, чьи тела были странной смесью мускулов, меха и тусклого металла. Их глаза были мерцающими точками первобытного света в темноте. Тардук мог чуствовать их мускусный аромат, смешанный с запахом холодного железа.
    – Осторожно, – прошептал Кротезиус. – Они попытаются обойти нас, чтобы окружить со всех сторон. Затем они нападут.
    – Спасибо за урок естествознания, – ответил Кирболд. – Как нам выбраться отсюда?
    – Проехать через них? – предположил Тардук. – Может, мы можем, не знаю, обогнать их?
    Кротезиус похлопал по боку своего Песчаного Сталкера:
    – Не думаю, что эти животные согласятся подойти еще хотя бы на шаг к этим тварям.
    Тардук пожалел, что не может больше ничего придумать. Движение вперед исключалось. Движение назад означало, что им придется нестись во весь опор по узкой тропе со стаей волков на хвосте. Если они не упадут в бездонную пропасть, то им повезет оказаться съеденными. Он не мог поверить, что их путешествие так быстро подходит к концу, и к какому ужасному концу!
    Кротезиус первым заметил вновь прибывшего. Что-то, нет, кто-то, поднималось из-за волчьей стаи. Фигура была корявой и искаженной и шла, жутко хромая. В левой руке она держала посох, на который, похоже, опиралась, чтобы держаться прямо. Даже в лунном свете было невозможно четко разглядеть это создание в броне. Но затем он заговорил.
    – Вниз.
    Это было простое слово, но произнесенное голосом, который показался Тардуку шумом сухих веток, царапающих стены дома. К удивлению трех Агори, волки припали к промерзшей земле. Фигура похромала вперед, беспрепятственно проходя через ряды волков. Тардук мог думать только о Малуме, который, согласно слухам, теперь жил среди звероподобных Вороксов. Но к ним приближался не Малум. Тардук услышал, как Кирболд шумно втянул воздух от узнавания. Агори из ледяной деревни сказал:
    – Сурел? Но ты же...
    – ...мертв, – сказал изуродованный воин. – Близок к этому, возможно, но все еще среди живых. Потерян в хаосе войны был я и брошен, разбитый и сломанный, когда сражения прошли. И здесь я был с тех пор.
    Это было больше, чем Кротезиус мог осознать:
    – Ты жил в этих горах с этими... этими... штуками?
    – Ты из огненного народа, – сказал Сурел, словно впервые увидев красную броню Агори. – Так что ты не знаешь о Железных Волках, одних из более... действенных творений Великих. Я обучал эту стаю, вел их в бой, а когда мир раскололся, они остались со мной. Именно волки приносили мне еду и оберегали меня. А в этих горах от многих меня стоило бы оберегать.
    Сурел опустил руку и погладил одного из волков, проведя рукой по меху и стали.
    – Возможно, вы забыли, или никогда не знали, как все было раньше. Армии маршировали по пустыням, джунглям, горам, сражаясь, чтобы завладеть энергией в сердце мира. Властители Стихий вели нас в битву, а когда их действия разрушили планету, они оказались в ловушке. Да, они были в ловушке.
    Тардук задрожал. Становилось ли холоднее или это он содрогался от страха? Легко было бы винить в этом присутствие Сурела и его питомцев, но нет, становилось холоднее. Ветер набирал силу, и начал идти снег, сначала немного, а затем все больше. Вскоре он едва мог разобрать в буре древнего воина и его волков.
    – Постой, – сказал Кирболд. – Я помню войну. Я помню, как она закончилась, и я помню Властителей Стихий. Но ты сказал "были в ловушке"?
    Сурел кивнул – болезненное действие из-за его ран:
    – Не знаю, зачем вы сюда пришли, но теперь я говорю вам повернуть назад. Властители Стихий вновь появились на этой планете, и самые везучие среди вас погибнут первыми.
    Уши Тардука наполнились ревом. Он посмотрел вперед в поисках источника звука. Чудовищная белая стена неслась с горы – лавина снега, от которой нельзя даже надеяться укрыться, а на вершине горы, смотря на то, как гибель несется к Агори, стоял воин, состоящий из льда.

0

4

Часть 4

    Тардук крепко зажмурился. На него и его друзей по склону горы с ревом неслась огромная лавина льда и снега. От нее никак нельзя было спрятаться или убежать. Он, его друзья-Агори, Сурел и железные волки были обречены.
    Во время того, что было, по его мнению, его последними мгновениями в жизни, он думал обо всех артефактах, которые он никогда не найдет, обо всех тайнах, которые он никогда не разгадает. И больше всего он думал о карте, которая привела его на север гор, карте, на которой была вырезана красная звезда. Было бы гораздо проще умереть, если он хотя бы знал значение этого символа.
    Внезапно случилась вспышка света такая яркая, что он мог видеть ее сквозь закрытые веки, и волна практически невыносимого жара. Тардук открыл глаза и увидел, что склон горы пылает огнем таким сильным, что снег превращался в воду, а вода – в пар практически мгновенно. Железные волки зарычали и отступили вместе с Сурелом. Два песчаных сталкера, на которых ехали Агори, в панике встали на дыбы, и наездникам потребовались все их умения, чтобы не дать зверям убежать.
    Тардук вглядывался в пламя, пытаясь различить ледяного воина, которого он ранее заметил на вершине горы. Да, хрустальная фигура все еще находилась там, вся его поза говорила о необузданной ярости.
    – Нам надо убираться отсюда, быстро, – сказал Тардук.
    – Что убедило тебя в этом, – спросил Кирболд. – Лавина или огонь?
    – Вероятность встречи с их причинами, – ответил Тардук.
    На этот раз не надо было беспокоиться о том, чтобы оказаться среди железных волков – огонь всех их прогнал. Сурел, впрочем, оставался поблизости. Когда они проезжали мимо, он появился из-за камня и остановил их.
    – Езжайте обратно, – велел он им. – Дальше нет ничего для вас. Возвращайтесь в свои безопасные дома.
    Кротезиус горько рассмеялся:
    – Ты явно не был в наших домах в последнее время.
    – Эта струя огня, – сказал Тардук. – Была не естественной, верно? Нас спас Огненный Властитель Стихий.
    Теперь настала очередь Сурела смеяться:
    – Спас вас? Вы для него всего лишь пыль, да даже меньше, чем пыль. Это было нападение на его ледяного врага. Вы просто оказались между ними.
    – Постой-ка, – вмешался Кротезиус. – Я помню Властителей Стихий, и армии, и войну, но война же закончилась более чем сотню тысяч лет назад.
    Сурел покачал головой:
    – Она закончилась для вас, для их солдат, и она закончилась для Сферус Магны, как закончилось все в один ужасный момент. Но для Властителей Стихий схватка продолжается до сих пор.
    Тардук оглянулся. Он не видел, чтобы за ними кто-то следовал, и решил, что безопасно будет продолжить.
    – Схватка за что? – спросил он. – Центральная война происходила из-за энергий из сердца планеты, но планеты больше не существует. За что здесь еще можно сражаться?
    Сурел ничего не сказал, просто поднял иссохшую руку и указал на север. Тардук почувствовал, как по его спине побежали мурашки. Он не пытался убедить себя, что это от холода. Он залез в сумку и достал кусок карты. Сурел взглянул на него – Тардук услышал отрывистый вдох.
    – Красная Звезда, – пробормотал он. – Долина лабиринта, – он посмотрел на каждого из Агори и повернулся. – Вы ищете те же тайны, что и Властители Стихий, и вам грозит та же судьба. Сердце лабиринта хранит последнюю загадку Великих. Многие входили в долину, надеясь решить загадку. Обратно не вышел никто.
    – Дай угадаю, – сказал Кротезиус. – Ты думаешь, что нам следует повернуть назад.
    Сурел пожал плечами – не самое простое действие, когда у тебя так искорежено тело:
    – Я думаю, что Красная Звезда пылает в ваших глазах и ваших сердцах, как пылала во многих до вас. Я думаю, что вы пойдете дальше, не обращая внимания ни на какие мои предупреждения. И я знаю, я знаю, что вы умрете.
    Тардук взглянул на Кротезиуса и Кирболда. Ни один из них не казался испуганным, или, быть может, они просто хорошо это скрывали. И он знал, что Сурел прав. Он должен был узнать секреты, на которые намекала эта карта, даже если ради этого ему придется поехать прямо в опасность.
    – Ты прав, сказал Тардук. – Мы пойдем дальше. Ты можешь нам помочь, рассказать что-нибудь о том, что ждет впереди?
    Сурел долго молчал, затем потряс головой и сказал:
    – Мы живем в разбитом мире, Агори, а в таком месте ничто не остается целым и нетронутым. Поток жизни оказывается отведенным, запруженным, текущим в неверном направлении, или даже, – сказал он, смотря на собственное изломанное тело, – искаженным до невероятности. Что ждет вас на севере? Царство лжи, место, где за красотой таится гнилое сердце, где деревья не дают укрытия, воздух – прохлады, и где вода не утоляет вашу жажду. И в то мгновение, когда вы поверить тому, что видите или слышите, чего касаетесь или какой вкус чувствуете, для вас будет слишком поздно.
    – Хватит говорить загадками! – резко сказал Кротезиус. – Если ты не можешь сказать ничего дельного, убирайся с дороги.
    Мгновенно Сурел вынул кинжал и поднес его к горлу Кротезиуса. Тардук не мог вспомнить, чтобы даже лучшие из Глаториан двигались так быстро.
    – Я мог бы убить вас сейчас и избавить от грядущих ужасов, – сказал Сурел, сверкая глазами. – Но вы не заслуживаете такой милости. Вперед, Агори. На этом пути – лес лезвий. Все, кто проезжают через него, становятся едины с природой, а за ним – до ужаса приятные воды реки Дормус. И если вы выживете, то лабиринт ждет вас.

0

5

Часть 5

    Тардук, Кротезиус и Кирболд ехали весь день. Сурела с его Железными волками и жуткими предупреждениями они оставили позади, но никто не мог забыть его слова. Кирболд с тех пор молчал, погруженный в собственные мысли. Тардук был еще бдительнее, чем обычно, надеясь заметить следующее нападение, пока не стало поздно. Со своей стороны, Кротезиус решил, что Сурел сошел с ума, проведя в горах столько лет, и нет особого смысла уделять внимание бреду безумца.
    Тардук приостановился, чтобы посмотреть на свой кусок металла с вырезанной на нем странной картой. Да, они уже забрались достаточно далеко на север. Вскоре пора будет поворачивать на восток и идти к тому месту, где на грубом чертеже располагался значок красной звезды.
    Кирболд внезапно остановил своего Песчаного сталкера.
    – Я передумал. Я хочу вернуться, – сказал он.
    – Мы не возвращаемся, – ответил Кротезиус, не оборачиваясь.
    – Я даже не знаю, что мы здесь делаем, – отрезал Кирболд. – Кому какая разница, что там за горами? У нас есть и свои собственные проблемы дома.
    – Возможно, наши проблемы с этим связаны, – предположил Тардук. – Может, там есть что-то, что может помочь нам справиться с охотниками за костями, Вороксами и Скраллами.
    – Мы идем за оружием? – спросил Кирболд. – Если бы на севере было что-либо настолько мощное, то старейшины бы послали за ним Глаториан.
    – Наверное, они не хотят, чтобы оно оказалось в руках Стракка, – пробормотал Кротезиус. – Или Киины, если уж на то пошло.
    – Заткнитесь! – сказал Тардук.
    – Эй, у меня есть право говорить то, что я думаю! – ответил Кротезиус.
    – Нет, я имел в виду «заткнитесь, я думаю, что слышу что-то впереди», – ответил Тардук.
    Все трое замолчали – теперь все они могли его слышать. Резкий, сильный звук, похожий на песню, которую поет хор мертвецов. Казалось, что он исходит от леса вдалеке.
    – Это ветер, – сказал Кротезиус. – Знаете, сильный порыв горячего ветра, достаточно сильный, чтобы сбить с ног. Типа Скодониуса, победившего на арене.
    – Я знаю, что это ветер, – ответил Тардук. – Я просто никогда раньше не слышал такого ветра.
    – Лес Лезвий, – сказал Кирболд. – Впереди. Возможно, это то место, о котором говорил Сурел.
    – Я не вижу никаких лезвий, – сказал Кротезиус. – Я вижу деревья. Это значит, что там могут быть фрукты или еще что-нибудь съедобное. Я сейчас достаточно голоден, чтобы съесть тушеный Торнакс. Даже холодный тушеный Торнакс.
    Тардук хотел что-нибудь ответить, но одна мысль о холодных тушеных Торнаксах вызывала такую тошноту, что пришлось сглотнуть, чтобы его не вырвало. Сидя на звере за Кирболдом, Тардук почувствовал облегчение. Он не хотел терять члена отряда, и сомневался, что Кирболду удастся самостоятельно вернуться в Иконокс. Им надо было держаться вместе.
    Когда группка подъехала ближе, они заметили нечто странное. Слабый солнечный свет отражался от того, что выглядело как мечи, торчащие из леса. Казалось, что лес был вооружен, как бы странно это ни выглядело.
    – Странные это деревья, раз отращивают такие ветки, – сказал Кирболд. – Думаю, что мы поняли, за что это место получило свое название.
    – Поняли? – переспросил Тардук. – Присмотрись.
    Кирболд всмотрелся в утренний туман. То, что он принял за блестящую ветку, на самом деле было мечом, и он не торчал из дерева. Он был зажат в руке воина, наполовину находящегося внутри ствола. Карболд ахнул. Он внезапно понял, что здесь находится множество воинов, чьи тела слились с древесиной, а руки все еще сжимали оружие. Казалось, что деревья вытянулись, схватили их и не отпускают. Он не мог понять, живы ли еще воины или нет.
    – Это…ужасно, – выдавил он.
    – Что думаешь? – спросил Тардук Кротезиуса.
    Огненный Агори лишь долго смотрел на чудовищный лес. Затем он сказал:
    – Никакой нормальный лес так себя не ведет. Ненавижу это говорить, но Сурел был прав. Властители Стихий были здесь. Здесь поработала сила растительной жизни. Эти воины вполне могут находиться здесь со времен Войны.
    – Если они живы, то мы должны спасти их, – сказал Тардук.
    – То есть мы пойдем туда, – ответил Кротезиус.
    Тардук кивнул. Кирболд дернул за поводья, разворачивая Песчаного сталкера.
    – Можете залезать туда, Тардук, – сказал он. – Я возвращаюсь.
    Тардук знал, что он должен спорить с ним, но не мог придумать подходящего аргумента. Самым разумным сейчас было бы вернуться в пустыню и попытаться забыть о существовании этого ужасного места. Но что-то говорило ему, что на кону нечто большее, чем новые знания или решение загадки. Все больше и больше ему казалось, что они выполняют задание, и задание это – жизненно важное.
    Не говоря ни слова, Тардук спрыгнул со сталкера. Затем он забрался на зверя Кротезиуса.
    – Будь осторожен, Кирболд. Обратная дорога может оказаться даже более опасной.
    Кирболд кивнул на Лес Лезвий:
    – И тебе того же, друг. Я думаю, что вы с ума сошли, раз лезете туда, но… я всем дома расскажу, что вы пытались помочь другим… и…
    Его голос сорвался, и он замолчал. Тардук наклонился и пожал ему руку. В глубине души они оба были уверены, что больше не увидят друг друга.
    Тардук дождался, пока Кирболд отъедет подальше, прежде чем велел Кротезиусу ехать. Вдвоем они въехали в прохладную, зеленую тень леса. Они были так близко от воинов, что Тардук мог протянуть руку и коснуться их брони, но он этого не сделал. Он делал все возможное, чтобы казаться храбрым, но знал, что, если один из этих плененных воинов внезапно шевельнется, то он закричит.
    Но никто не двигался. Двое Агори двигались глубже в лес. Было тихо. Здесь не пели птицы, и грызуны не бегали по усыпанной листьями почве в поисках пищи. Это было похоже на сад, но места для жизни здесь не было. Во всяком случае, так казалось Тардуку и Кротезиусу до тех пор, пока вновь не задул ветер, не усилился воющий звук, и все ветки вокруг них не вытянулись, чтобы схватить их.

+1

6

Часть 6

    Прежде чем они смогли отреагировать, Кротезиуса и Тардука сдернули с Песчаного сталкера. Лес вокруг них ожил, ветви тянулись, чтобы их схватить, а лианы обвивались вокруг двоих Агори. Спустя несколько секунд они оказались привязаны к деревьям.
    Кротезиус огляделся, посмотрев на бесчисленных воинов, чьи тела слились с древесиной, и подумал, не станет ли это и их судьбой.
    – У меня есть небольшой нож, который я использую, когда копаю, – сказал Тардук. – Возможно, я смогу перерезать лианы и освободиться.
    С некоторым усилием Тардук смог ухватиться за нож и глубоко вонзить его в одну из лиан. Растение моментально отреагировало, обвив вокруг его шеи один из своих побегов и сжав с такой силой, что он был уверен, что потеряет сознание. Хватка ослабла, стоило ему бросить нож.
    – Думаю, они не хотят, чтобы мы уходили, – сказал он.
    Неподалеку порыв ветра взметнул в воздух листья. Все больше и больше растительности увлекалось в вихрь, пока весь участок поляны не оказался заполнен листьями, лозами и ветками, безумно кружащимися во власти торнадо. А потом из самой бури вышло существо.
    Поначалу Тардук решил, что он может целиком состоять из растений. Он был высоким и зеленым, шипы торчали из его рук и ног, а корни крест-накрест пересекали его грудь. Глаза его были такого глубокого изумрудного цвета, что казались почти черными. Его руки были длинными и обмотанными лианами, а другие шипы служили ему когтями. Даже его меч был похож на зеленый и растительный предмет – острый и смертоносный, впрочем.
    Только после того, как он присмотрелся повнимательнее, у Тардука появились сомнения. Возможно, это создание было ожившим растением, а возможно, что так оно выглядело просто из-за брони. Несмотря на это, Тардук был уверен, кто это – Властитель Стихии Джунглей, Повелитель Зелени.
    Новоприбывший посмотрел на Тардука, затем на Кротезиуса, и мягко пожал плечами, от чего раздался звук, похожий на треск веток под ногами.
    – Вам неведом путь, – сказал Властитель Стихий. – Вы для меня бесполезны.
    Тардук собрался было спросить, что он имеет в виду, но Кротезиус заговорил первым:
    – Откуда ты знаешь, что нам неведом путь? Почему, по-твоему, мы здесь?
    Что ты делаешь? – подумал Тардук.
    Повелитель Стихий подошел к Кротезиусу и провел ногтем-колючкой по шлему Агори.
    – Ты – Огонь, – сказал он. – Огонь знает лишь, как разрушать. Я видел, как Огонь пытался проникнуть в Лабиринт и терпел неудачу раз за разом.
    Он повернулся к Тардуку:
    – Ты пришел сюда случайно, но ты из Растений, Агори, так что я отпущу тебя. Твой спутник, впрочем, должен остаться и стать частью моего Леса Лезвий.
    – Я помню тебя, – сказал Тардук. – Перед войной ты возглавлял мой народ. Ты заставлял все расти. Ты дарил жизнь. Как ты можешь просто убивать, словно это не имеет значения?
    Лианы внезапно отпустили Тардука, и он рухнул на землю. Когда он посмотрел наверх, глаза Повелителя Стихий сверкали.
    – Ты когда-нибудь бывал в глубине леса, Агори? – спросил он. – Где все живут в вечной темноте, потому что кроны деревьев слишком густы, чтобы солнечный свет мог проникнуть сквозь них. Лозы душат деревья, высасывая из них жизнь для того, чтобы занять их место и отхватить сколько удастся света. Каждое живое существо получает выгоду от гибели другого.
    Тардук заметил слабый проблеск света вдали, за Повелителем. Он не знал, что это было, но если существовала, возможность, что это приближается помощь, он должен был продолжать разговаривать.
    – Что ты такое, раз можешь творить такое? – спросил он.
    – Когда-то я был воином, как и те, что окружают нас, – ответил Повелитель Стихий. – Затем меня и пятерых моих братьев избрали Великие для чести возглавлять деревни Сферус Магны. Мы преобразились благодаря их силе, стали едины со своими стихиями и получили броню и оружие, чтобы защищать свой народ. Мы больше не были Агори или кем-то еще. Мы стали самой природой, и столь же великодушными, отдающими, безжалостными и равнодушными, как она. Мы…
    Внезапно глаза Повелителя расширились. Он резко и грубо вскрикнул и в ярости развернулся. Позади него появился Кирболд, несущий факел. Он пережег лианы, связывавшие Кротезиуса, и Агори вновь оказался на свободе. Но Повелитель Стихий почувствовал боль своих творений, и Тардук внезапно стал очень сомневаться в том, что трем жителям деревень удастся выбраться отсюда живыми.
    – Факел! – закричал Тардук. – Бросай факел!
    Кирболд швырнул горящую палку. Она упала у ног Повелителя Стихий, среди листвы. Вспыхнуло желто-оранжевое пламя, пожирающее всю растительность вокруг. За несколько секунд Повелитель оказался окружен неуправляемой стеной огня.
    – Бежим! – закричал Кротезиус.
    Трое Агори понеслись изо всех сил, уворачиваясь от веток и перепрыгивая камни. Только Тардук оглянулся. Повелитель Стихий исчез. Не погиб – в этом он был уверен – а просто вновь исчез в лесу. Вероятно, он был ранен, но, скорее всего, он собирал свою силу, чтобы остановить пожар, пока он не поглотил весь лес.
    Тардук смотрел, как горят деревья, кусты и лианы – все ради того, чтобы он и двое его друзей смогли сбежать – и думал о словах Повелителя Стихий: что каждое живое существо получает выгоду от гибели другого.
    Эти слова еще долгое время будут звучать в голове Тардука.

+1

7

Часть 7

    Тардук, Кротезиус и Кирболд оставили лес далеко позади, но не воспоминания о произошедшем там. Большую часть дня они ехали в молчании. Тардук даже не позаботился спросить Кирболда, почему тот вернулся. Он был просто рад, что ледяной Агори передумал.
    Последние несколько часов отряд ехал вдоль берега реки. Тардук не сомневался, что это была река Дормус, о которой говорил Сурел. Она совершенно не выглядела опасной. Она была спокойным и тихим потоком безо всяких видимых стремнин. Одно это заставляло Тардука немного нервничать. По опыту ему было известно, что на Бара Магне все, что выглядело безопасным и приветливым, обычно не было ни тем, ни другим. Но в то же время после долгого времени, проведенного в пустыне, вид текущей воды был приятен.
    Постепенно они дошли до места, где реку было необходимо перейти, если они собирались идти дальше на север. Тардук осматривал местность, пока не нашел место, выглядевшее достаточно мелким.
    – Перейдем здесь, – сказал он. – Согласно карте, мы уже недалеко.
    – Это довольно старая карта, – сказал Кротезиус. – Откуда нам знать, там ли еще эта «Красная Звезда»? Или еще что-то? Скраллы наверняка прошлись огнем и мечом по этому месту, прежде чем они пришли на Бара Магну. Сомневаюсь, что после них много осталось.
    – Ты просто не хочешь переходить реку! – пошутил Кирболд. – Вы, огненные, не любите мокнуть, да?
    Кротезиус нахмурился. Он подошел прямо к краю берега и повернулся к своим товарищам:
    – Да, я прошел через механических волков, голодные деревья и все остальное, а теперь я боюсь ручья? Я перейду его прямо сейчас, и тогда…
    Времени кричать не было. Позади Кротезиуса из реки возникла огромная рука, созданная из вод. В мгновение ока она схватила огненного Агори и утянула его вглубь. Тардук и Кирболд бросились к этому месту, не думая о грозящей им самим опасности.
    – Плавать умеешь? – спросил Тардук.
    – Справлюсь, – ответил Кирболд. – Какой план?
    – Мы плывем за ним, – сказал Тардук. – Вперед!
    Агори прошли в воде три шага, когда рука появилась вновь. На этот раз она схватила их обоих. В следующее мгновение их утянуло в глубину реки. К удивлению Тардука, он не тонул. Вместе с ним захватили немного воздуха, и внезапно у него появилось дурное предчувствие, что он знает, почему.
    Властителю Стихии Джунглей нужна была от нас информация, – вспомнил он. – Если это работа Властителя Стихии Воды, то возможно, что ему нужно то же самое, а мы ничего не сможем ему рассказать, если умрем. Но что будет, когда он поймет, что мы ничего не знаем?
    Вода была черной и холодной. Тардук всмотрелся в пятнышко света впереди. Когда они быстро приблизились к нему, он смог различить Кирболда, парящего в воду внутри пузыря воздуха. Вскоре они с Кирболдом оказались рядом.
    Перед ними начало извиваться и корчиться подводное течение. Вода превратилась в подобие лица размером с Агори. Его глухой голос доносился со всех сторон.
    – Вам известен путь? – спросило лицо.
    – Один из твоих братьев уже спрашивал нас, – сказал Тардук. – Ты Властитель Стихии Воды, верно?
    – Честь имею, – ответил Повелитель. – И что вы сказали моему брату?
    Тардук бросил взгляд на Кротезиуса. Агори огня еле заметно кивнул, давая знак, что поддержит любую игру Тардука. Как выяснилось, Тардуку не надо было решать, что делать. Заговорил Кирболд:
    – То же. Что скажем и тебе, – сказал ледяной Агори. – Конечно, нам известен путь. Разве мы бы зашли так далеко, если бы его не знали? Но зачем нам говорить тебе?
    Властитель Воды сделал паузу, словно серьезно обдумывая ответ.
    – Самосохранение, – наконец сказал он.
    На этот раз ответил Кротезиус:
    – Излишне переоценивается. Лучше мертвый герой, чем живой трус, как я всегда говорю.
    Это, похоже, несколько ошеломило Властителя. Он и ему подобные не привыкли к дерзости. Вокруг троих Агори начала пениться вода.
    – Ты знаешь, каково это – тонуть, деревенщина? – спросил Властитель. – Чувствовать, как твои легкие наполняются водой, а зрение мутнеет? Я способен заставить вас пройти через это тысячу раз, и даже хуже, вы никогда не будете знать, когда вам наконец позволят умереть.
    – Конечно, способен, – ответил Тардук. – Но если ты попытаешься, то мы уж точно постараемся сделать так, чтобы ты довел дело до конца. Мертвые, мы для тебя бесполезны. Мертвые, мы ничего тебе не расскажем, и ты никогда не узнаешь пути. Но, возможно, если ты расскажешь нам, зачем тебе так отчаянно нужна информация, мы сможем заключить сделку.
    Агори джунглей сам не мог поверить, что говорит. Этому существу достаточно было увеличить давление воды, чтобы раздавить их всмятку, но после такого долгого путешествия и такого количества опасностей Тардуку надоели загадки и угрозы. Что бы ими не двигало, Властителям были необходимы знания, и настало время использовать это против них.
    – Зачем? – переспросил Властитель. – Потому что в конце пути ждет сила. Сила, достаточная, чтобы завершить войну с единственным возможным исходом. С победой одного из нас.
    Тардук хотел было уточнить, что Война Ядра закончилась сто тысяч лет назад, но потом вспомнил слова Сурела – что война закончилась для Агори и солдат, но не для Властителей Стихий. Их ненависть пылала до сих пор, даже в глубине воды.
    – Мы не можем рассказать, – сказал Агори джунглей. – Это слишком сложно. Знаешь, если повернуть не туда, то, ну, это будет все. Нам придется показать тебе.
    Тардук задержал дыхание. Властитель Джунглей, казалось, был почти способен читать его мысли – если и этот так может, то они обречены.
    Но Властитель Воды не напал и не пришел в ярость. Может быть, Властитель Джунглей просто решил, что ни у одного Агори не будет таких знаний.
    – Хорошо, – сказал Властитель Воды. – Вы пойдете вперед, а воды потекут за вами. Вы покажете мне путь, и в обмен…
    Агори так и не узнали, что хотел предложить им похититель. Температура воды вокруг них внезапно упала. Кротезиус посмотрел вниз по течению, и его глаза расширились. Вода быстро замерзала, и этот эффект несся прямо на них.
    Властитель Воды испустил вопль ярости и разочарования. Властитель Льда вновь нашел его. Теперь его сущности придется покинуть реку – или рискнуть оказаться замерзшим до смерти. На глазах у троих Агори водяное лицо пропало. Их похититель исчез, бросив их.
    – Оно движется слишком быстро! – закричал Кирболд. – Мы ни за что не успеем добраться до поверхности.
    – Мне жаль, – сказал Тардук. – Мне жаль.
    В нескольких футах от них речная вода превратилась в лед от поверхности до самого дна. Все живые существа, которым не повезло оказаться в воде, были мгновенно заморожены. И сейчас к ним должны были присоединиться трое очень храбрых Агори.

0

8

Часть 8

    Первым, что Тардук заметил, была жара. Сильная жара. Это не имело смысла; последним, что он помнил, было то, как он находился в реке Дормус, и его грозило вморозить в стремительно приближающийся лед. Следующим он заметил то, что его рот был полон песка. Он лежал в нем лицом. Это исключало возможность того, что он лежал на берегу Дормус, потому что там песка не было.
    С некоторой неохотой он поднял голову. Он лежал в пустыне среди руин. Похоже, что недавно здесь произошло какое-то крупное сражение.
    Тардук поднялся на ноги и пошатнулся, ощутив головокружение. Когда оно прошло, он начал осматриваться. Почти сразу он увидел Кротезиуса и Кирболда. Оба были без сознания, но живы и вроде бы не ранены. Кирболд лежал рядом с большим куском камня, наполовину скрытым в песке. На нем была вырезана надпись. Тардук стер с камня песок и прочитал: «Арена Атеро.»
     Что? – удивился Тардук. – Этого не может быть. Когда мы уехали на север, Арена Атеро была в порядке, и вот-вот должен был начаться Турнир. Что могло вызвать такое?
    Тардук начал неистово рыскать в поисках подсказок. Он видел броню и оружие Глаториан, разбросанные повсюду – очевидные признаки схватки. И еще кое-что: щит Скраллов, воткнутый в землю как знамя победы.
    Значит, вот что случилось. Скраллы напали на Атеро и уничтожили ее. И теперь… что? Они нападают на деревни? Или, быть может, отправились на север в поисках того же места силы, что искал он? Он должен был это выяснить.
    А потом в его голове зазвучали слова. Кто-то, не очень давно, сказал ему: «Камень уже упорен. Надели его силой Великих, и ни один из миров не будет в безопасности». Но кто и где сказал ему это?
    Он смутно помнил арку, каменную плиту, и что кто-то с ним говорил. А затем он вошел в арку и… внезапно память вернулась к нему, поток воспоминания захлестнул его мозг. Да, они с Кротезиусом и Кирболдом были под водой. Их держал в плену Властитель Стихии Воды. Потом река начала замерзать, потому что на них напал Властитель этой стихии. Властителю Воды пришлось сбежать, и несколько мгновений спустя пузыри воздуха, благодаря которым Агори оставались живы, тоже исчезли. Но они замерзнут задолго до того, как утонут.
    Троица отчаянно начала плыть к берегу. Плывя, они почувствовали волнение в воде, начинавшееся вверх по течению. Тардук повернулся и увидел огромный темный силуэт, несущийся на них из-под воды. Когда силуэт приблизился, Агори увидел, что это – огромная каменная плита. У него едва было время это осознать, когда он со своими друзьями вылетел из воды. Тардук приземлился на грязный берег. Он обернулся как раз вовремя, чтобы увидеть три каменные колонны, исчезающие в воде. В следующее мгновение раздался грохот столкновения, и из воды полетели осколки льда. Огромный камень разбил приближающуюся волну льда на мелкие кусочки.
    Тардук встал. Сперва он решил, что, должно быть, ударился головой при падении. Перед ним стояла его точная каменная копия. Но когда она заговорила, раздался не его голос, а безошибочно узнаваемые интонации Скралла.
    – Возвращайтесь, – сказал двойник Тардука. – Вам здесь не место. Лабиринт суждено завоевать мне, а не вам.
    - Мы не собираемся ничего завоевывать, – ответил Тардук. – Мы просто ищем ответы.
    – И некоторые из нас уже даже больше не уверены в вопросах, – добавил Кротезиус.
    Тардук ожидал, что каменное существо начнет угрожать им или даже нападет. Вместо этого оно просто кивнуло:
    – Вы повстречались со множеством опасностей на пути сюда, верно? Вы скучаете по своим домам.
    Кротезиус и Тардук ничего не сказали. Кирболд просто кивнул.
    – Тогда я не буду задерживать ваш поход, – сказал Властитель Стихии Камня, а кто же еще это мог быть. – Но я предупреждаю вас. Камень уже упорен. Надели его силой Великих, и ни один из миров не будет в безопасности. Эта сила будет моей и больше ничьей. Идите же, узнайте то, что должны. Ничего не забирайте с собой. И никогда не возвращайтесь.
    С этими словами каменный памятник Тардуку рассыпался в пыль.
    – Возможно, сейчас самое время пойти домой, – сказал Кротезиус.
    – Нет, не после того, как мы зашли так далеко, – ответил Тардук. – Мы близко, я это знаю.
    Трое Агори пошли вдоль берега реки, постоянно ожидая нападения еще одного Властителя Стихий. Несколько часов спустя они достигли истока реки. Перед ними предстала внушительная арка, богато украшенная резьбой. Наверху на языке Агори было написано «Желание Души».
    Тардук был поражен этим зрелищем:
    – Я думал, что это всего лишь легенда.
    – Ты об этом слышал? – спросил Кротезиус.
    – Читал когда-то резьбу с упоминанием о ней, – ответил Тардук. – Согласно легенде, у любого, кто пройдет через нее, исполнится самое заветное желание его души, или что-то в этом роде. Если она работает, то, может быть, мы может попасть куда надо мгновенно, без ходьбы пешком. Стоит попробовать.
    – Не похоже, что у нас есть какой-то выбор, – заметил Кирболд. – Обойти ее мы не можем. Придется идти.
    Приготовившись к чему угодно, трое Агори вошли в арку. Вспыхнул свет, появилось жуткое тошнотворное ощущение, а затем полная и абсолютная темнота… пока Тардук не очнулся в песке. И теперь все обрело смысл. Арка не была каким-то волшебным исполнителем желаний, она была всего лишь телепортатором – вполне подходящим для Великих устройством. Она должны была сканировать разум всех проходящих и отправлять их туда, куда они хотели попасть. Или, возможно, куда Великие хотели, чтобы они попали. Сказать наверняка было невозможно.
     Но почему я оказался здесь? – подумал Тардук. – Я хотел попасть в Лабиринт. Мне нужны были ответы. Или Властитель Стихии Камня был прав? Неужели я где-то в глубине души хотел просто оказаться дома? И туда-то меня и послали.
    Кротезиус и Кирболд тоже уже поднялись на ноги, потрясенно разглядывая руины Атеро. Тардук знал, что они захотят вернуться в свои деревни, как и он сам. Но как только он убедится, что в Тезаре все в порядке, он вновь пойдет на север. Он обязан. На этот раз он пройдет через арку и найдет то, что искал. На этот раз он не дрогнет. Даже если ему придется пойти одному, он пойдет все равно. Он собрался разгадать загадку, и, похоже, некоторые весьма могущественные существа тоже этим занимались. Она все еще находилась там, дразня его, вопрос без ответа. Но он сможет найти на него ответ – и скоро.
    Тардук посмотрел на север. Его судьба вела туда, он знал это. И ничто не остановит его от достижения этой судьбы.

0


Вы здесь » Кини-Нуи » Рассказы » Riddle of the Great Beings