Кини-Нуи

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кини-Нуи » Рассказы » Sahmad's Tale


Sahmad's Tale

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Оригинал - на сайте Bioniclestory.com.

История Сахмада

Глава 1

     Меня зовут Сахмад. Может быть, вы слышали это имя у семейных очагов Агори, или его шепотом произносил стоящий на часах Глаториан. Это имя произносят с уважением и со страхом - так и следует. Вам расскажут, что я – чудовище, работорговец, тот, кто ловит своих товарищей-Агори и продает их Скраллам. Не буду лгать и притворяться, что я этого не делал – делал, конечно же. Но моя история не ограничивается этим, и в любой истории всегда необходимо помнить одну вещь: все книги пишут победители.

     Я принадлежу к племени железа, но вы не сможете определить это по цвету моих доспехов - так сделано намерено. Рекламировать свою принадлежность к этому племени было, да и сейчас есть, равнозначно приглашению выгнать вас, напасть на вас, закидать вас камнями. Мы - нежеланные гости в милых маленьких деревеньках других Агори, достаточно добрых, чтобы поделиться своей едой и питьем, или достаточно ловких, чтобы торговать с нами.  Мы – существа из ночных историй, которые рассказывают новым охранникам: «Держись начеку, а то до тебя доберется какой-нибудь Железный Агори».

     Конечно, так было не всегда. Очень, очень давно, еще до Войны Ядра и Раскола, мое племя жило в горах Бота Магны и работало в шахтах. Мы добывали из-под камней железо, посылали его в плавильни Огненного Племени, и в обмен они снабжали нас готовыми инструментами и оружием. Мы были суровыми и грубыми, но нас уважали за наш тяжелый труд и относились к нам, как и к другим Агори. Жизнь Железного Племени была постоянной тяжелой работой, но мы не просили ничего большего. Кроме мелких споров с нашими соседями по горам, Скраллами, мы не вступали ни с кем ни в какие конфликты. 

     Конец наступил, подкравшись быстро и тихо, как воткнутый в спину кинжал. Несколько шахтеров, работавших на окраине наших земель, начали странно себя вести. Они сделались рассеянными, сварливым, и день ото дня становились все хуже. Их спросили, не больны ли они; они сказали, что нет. Единственное, на что они жаловались – на нарушение сна: они перестали видеть сновидения. Большинство из нас только посмеялись. В конце концов, это никак не влияло на силу наших спин, когда нужно было выкапывать металл из-под камней и вытаскивать его на поверхность. Какая разница, если сон будет просто сном, без всяких иллюзий и фантазий? И если ты не видишь снов, тебя не будут беспокоить ночные кошмары, верно? Неверно. Если ты не можешь видеть сны, твое бодрствование становится кошмаром.

     Пораженные болезнью шахтеры быстро перешли от  раздражения к ярости, а от ярости – к безумию. Сновидения, очевидно, были нужны, чтобы выплеснуть негативную энергию, которая накапливается у всех нас. Без этого, разум со временем разрывает сам себя в клочья. Хуже того, вскоре мы увидели, что чума распространяется. Все больше и больше Агори из нашего племени теряли способность видеть сны. Те, кто находились в этом состоянии достаточно долго, умирали, бредя как помешанные. Те, кто заразились недавно, были охвачены ужасом и отчаянием, зная, какая их ожидает судьба. 

     У некоторых из нас оказался иммунитет к этой болезни: у меня, у Теллуриса, у горстки других. Конечно, наши соседи удивлялись, почему мы еще видим сны. Ответа никто из нас не знал. Это не могло остановить остальных от попыток найти ответ, даже если их попытки означали нашу смерть. Мы собрались вместе и спрятались в пещере, готовые защищаться против обезумевших Агори, которые когда-то были нашими друзьями.

     Дела шли все хуже и хуже, и вождь нашей деревни обратился к другим племенам за помощью. Скраллы только посмеялись. Остальные племена даже не позволили ему пересечь границы своих земель. Никто не хотел брать ни куска железа, которое мы всё еще добывали, боясь, что через него может каким-нибудь образом передаться болезнь. Вся торговля прекратилась.

     Когда один из еще здоровых Агори попытался присоединиться к другому племени, его  прогнали в лес, где он был убит одним из обитавших там зверей. Быть членом Железного Племени теперь значило, что тебе вынесен смертный приговор. Если тебя пощадит чума, то не пощадит торговый партнер.

     Теллурис предложил идею использовать руду, чтобы изменить цвет нашей брони и шлемов в надежде сойти за представителей какого-то ранее неизвестного племени и найти убежище. Это была тупая идея, но я согласился так сделать. Нет нужды рассказывать вам, насколько хорошо это сработало.

     Но все же мы выжили. Мы смотрели, как люди нашего племени умирают один за другим, пока их не осталось слишком мало, чтобы представлять для нас угрозу. Нам удалось спастись, но идти нам было некуда. Учтите также, что ни один из нас не был уверен, что другие не будут поражены болезнью – и вы поймете, почему мы решили пойти каждый своим путем.

     Я отправился на юг, не зная, что это же направление выбрал и Теллурис. Я жил тем, что удавалось выпросить или украсть. Я видел начало Войны Ядра, и видел Агори, убитых оружием, сделанным из железа добытого моим народом, и я смеялся. Когда произошел Раскол, я оказался на Бара Магне. У меня была повозка, и я добился преданности Спикита единственным возможным способом: я его накормил. Я не знал, что приготовило мне будущее, но у меня был транспорт, и у меня была ненависть. Я нашел способ объединить их вместе и  добиться отмщения.

     Теллурис пошел другим путем. Он стал пустынным грабителем, используя боевую машину на основе Скопио, которая без труда могла раздавить один-другой караван.

     У меня был другой план. Я превратил Агори других племен в товар для продажи. Я продавал их Скраллам и заставлял мечтать о том, чтобы умереть от болезни вместе с моими друзьями. 

     В последние дни многое изменилось. Скраллов выгнали из Рокстуса; два огромных металлических парня сражаются в небесах по причинам, которых я не представляю. Не сомневаюсь, что конец этого мира близок. Но прежде чем это произойдет, у меня есть задача, которую я хочу выполнить. Кто-то где-то знает, что именно произошло с моим народом. Они знают, было ли наше проклятие случайностью или нападением, ошибкой или экспериментом. Прежде чем Бара Магна рассыплется в пыль, я собираюсь узнать ответ. И если кто-то виновен в судьбе, постигшей мое племя, тогда, надеюсь, я им где-то сейчас снюсь, и они вскакивают с криком, просыпаясь.

Комментировать здесь >>>

+5

2

Глава 2

     Я люблю спать. Люблю спать, потому что мне нравится видеть сны. Сновидения напоминают мне, что я еще жив.

     Прошлой ночью мне снилось, будто я снова в деревне железа, работаю в холодной сырой шахте. Воздух наполняет ритмичное  клацанье кирок, отбивающих куски камня. Сферус Магна в тот день была великодушна, и мы вышли из мрака шахты, нагруженные железом. Я стоял на горе и видел вдали каменных Агори,  карабкающихся здесь и там словно жуки или пауки. Потом они остановились, как один, обернулись и уставились на нашу деревню. Я тоже повернулся, чтобы посмотреть, что они там увидели, и в тот же момент заметил, как один из Агори железа исчез. Только что он  разгружал телегу, а потом его не стало. В следующую секунду исчез еще один. Потом еще. Я понимал, что происходит нечто ужасное. И я должен это остановить.

     Я побежал в деревню, ища женщину, которую любил. Когда я ее нашел, я схватил ее и крепко прижал к себе, а мгновением позже мои руки обнимали пустоту.

     Помощь. Нам нужна помощь. Я  бросился вниз с горы к каменным Агори, я кричал им, чтобы они помогли нам, но никто не обращал никакого внимания. Я кричал, я умолял - бесполезно. Я замахнулся ударить одного из жителей деревни, чтобы привлечь его внимание. А затем я посмотрел вниз и не увидел ничего. Меня не было.

     Я проснулся весь в поту. Лагерь мой находился невдалеке от реки Скраллов. Я снял доспехи и встал на колени на берегу, пытаясь водой смыть прочь ночной кошмар. В лунном свете я заметил невдалеке что-то массивное. Поднявшись, чтобы рассмотреть предмет получше, я увидел, что это Скопио – машина, которую построил Теллурис. Теперь она валялась на песке как скелет мертвого животного. Владелец машины лежал на земле рядом с ней. Я запряг в свою повозку Спикита и подъехал к Теллурису. Похоже, он плакал.

     - Что случилось? – спросил я.

     - Они погубили его! – ответил мой соплеменник. – Глаторианы, они сломали его. Он больше не заработает.

     Я  всегда считал, что Скопио был излишней тратой времени и материала. Не важно, насколько велико твое оружие, кто-нибудь еще сумеет построить и побольше. Ты не захватишь врагов, используя штуковину, приближение которой видно с расстояния десяти миль.  Это можно сделать только подобравшись изнутри, как личинка шипастого червя – стать частью их общества и затем  поразить их изнутри. Скопио был просто «костылем» для Теллуриса, его способом дать вооруженный бронированный ответ этому миру.

     - А ты не сможешь его починить? – спросил я.

     Он покачал головой:

     - У меня нет нужных деталей.

     Я посмотрел на него. Может быть, через пару дней он сам бы перестал бы оплакивать машину и ушел от нее. Но тогда он окажется уже в таком состоянии, что будет ни на что не способен. Даже такой, каким он был, он оставался членом племени железа, одним из немногих выживших, и я не мог его бросить.

     - Может, мы сможем найти то, что тебе нужно, - предложил я. – Я направляюсь на север. Поехали со мной.

     Теллурис посмотрел на меня, потом перевел взгляд на мертвого Скопио:

     - Я не могу просто так его оставить.

     - Он никуда не денется, - ответил я. - А когда мы вернемся обратно, мы починим его, и он будет больше и лучше, чем прежде. 

     Теллирус поднялся на ноги и залез в повозку. Я взялся за поводья, и Спикит двинулся на север. Я в точности не представлял, что мы будем делать, но у меня была одна идея. Если смерть моего племени не была случайностью, тогда она была убийством. А если это было убийство, кто-то выиграл от него. Что бы или кто бы это ни был, я собирался заставить его заплатить за каждого умершего Железного Агори. Я не мог вернуться на место преступления, поскольку Бара Магна развалилась на куски сто тысяч лет назад, и возврата к прошлому не было. Все, что я мог – это отправиться на север в надежде найти что-нибудь, желательно до того, как два робота, копошащиеся наверху, разрушат то, что оставалось от Бара Магны.

     Мы ехали уже несколько часов, когда Спикит внезапно заревел, и мы оба  в панике вскинули головы. Теллурис спрыгнул с повозки. Он на что-то указывал и кричал, но я уже увидел это и сам. Длинная серая змея свернулась впереди на песке - змея с голубыми глазами, и в этих глазах было безумие.

     - Убей ее! – сказал я Теллурису.

     Мой соплеменник взял в телеге клинок и  осторожно двинулся к змее. Это была гадюка, очень ядовитая, и оставлять ее в живых не стоило. Мертвая, она по крайней мере могла сгодиться на ужин. Теллурис поднял оружие и уже собирался подбить ее, когда змея подняла голову, как если бы собиралась броситься на него, но, вместо того, чтобы напасть, она заговорила.

     - Ну, давай, - сказала она. – Убей меня.  Все равно я так больше не могу.

     Теллурис оглянулся на меня, проверяя, не сошел ли он с ума. Я кивнул ему в знак того, что слышал то же самое. Я вспомнил дикую историю, которую слышал от каких-то каменных Агори. Они бежали из Рокстуса, когда проиграли битву жителям других деревень, и  утверждали, что на их глазах ледяного Агори по имени Метус превратили в змею. Когда они это рассказывали, я решил, что они переели гнилых Торнаксов, но теперь… Ну, в пустынях Бара Магны  происходит достаточно странных вещей, и говорящая змея была одной из них.

     - Ты… Метус? – спросил я змею.

     Он утвердительно зашипел.

     - Говорили, что ты поклялся отомстить за то, что с тобой случилось, - сказал я.  – Отказался от этой идеи, да?

     - Я по-прежнему собираюсь отомстить, - ответил Метус. – Превращение в этого монстра не остановит меня, даже превращение в насекомое не остановило бы, я нашел бы какой-нибудь способ, если бы не… - он остановился. 

     Я ждал. Когда продолжения не последовало, я сказал:

      - Если бы не что?

     Змея скользнула по песку и посмотрела на меня с мольбой в своих голубых глазах:

     - Я перестал видеть сны, - прошептал он.

     Внезапно мне показалось, что в пустыне стало очень тихо, и я услышал, как мой собственный голос произнес:

     - Это начинается снова.

0

3

Глава 3

     Я стоял на песке среди пустыни и вел беседу с говорящей змеей. Печально, но это было наименее безумным из того, что случилось со мной в тот день. И прямо посреди нашего разговора наступил конец света. По крайней мере, так мне показалось.

     Вначале на нас опустилась тень; Теллурис залепетал что-то насчет того, что с неба падает луна; Метус зарылся головой в песок. Я посмотрел наверх и увидел пролетающее над нами огромное небесное тело, кусок которого ударил в голову одного из двух огромных роботов. Робот упал, и сотрясением земли меня сбило c ног. Я не делал попыток подняться. Если дело идет к концу, лучше встретить его лежа. Второй толчок был, к удивлению, не  таким сильным.

     Через некоторое время, когда роботы больше не падали и луны не летали по небу, я поднял голову. Теллурис говорил, что Сферус Магна вновь стала целой. Он, казалось, был взволнован этим. Я не разделял его восторга. Вы, может быть, удивитесь, почему я не был  вне себя от радости, что три куска нашей планеты вновь стали одной.  Любой, бывавший на Бара Магне, скажет вам, что в пустыне очень холодно. Я научился быть холодным и безучастным сто тысяч лет назад, и теперь всё, о чем я думал - это что если существа, которые напустили мор на мой народ, находились на Бота Магне, теперь они в пределах моей досягаемости.

     Я поднялся на ноги и отряхнул с доспехов песок. Пора было идти.

     - Пошли, - сказал я двум своим помощникам.

       Теллурис не слушал. Он всё еще был под впечатлением чудесного возвращения Аква Магны и Бота Магны, и поэтому пришлось его подхлестнуть.

     - Вы же понимаете, что будет дальше, – сказал я двум своим спутникам. – Когда торжества закончатся, Агори захотят навести порядок. Всех, кто не годится для их маленького хорошо организованного общества, оттолкнут в сторону или растопчут. Я не собираюсь быть ни тем, ни другим.

     Метус, казалось, не знал,  что ему делать. Он перестал видеть сны некоторое время назад. Его поразила болезнь. Через несколько недель, а может быть и дней, он станет буйнопомешанным, но, прежде чем это случится, он был мне нужен. Как только он скользнул туда, где стояли Агори и Глаторианы, я придавил его ногой, прижав к песку.

     - Подумай, - сказал я. – Я все о тебе знаю. Думаешь, они с радостью примут тебя обратно? Ты  будешь для них в лучшем случае только помехой. В прошлый раз они отпустили тебя живым. Сунься к ним снова, и они выгонят  тебя пинками.

     - Чего тебе от меня надо? – спросила меня змея, бывшая прежде Агори.

     - Я хочу узнать все места, где ты побывал с тех пор как оставил Рокстус, и всё, что ты делал. Я хочу, чтобы ты восстановил в памяти каждый дюйм, который прополз. Где-то на этом пути находится ключ к тому, что произошло с тобой и моим народом, и я собираюсь его найти. 

     Сразу после битвы в Рокстусе Метус отправился на север, в горы. Части этих гор больше не существовало, они превратились в булыжники в ходе битвы двух роботов. Но Метус сказал, что когда он был там,  сны еще не прекратились, так что, возможно, то что я искал было не там.

     Он показал нам место своих ночевок, недалеко от прудика. Он из него пил? Нет. А что он ел?

     - Грызунов, - сказал он.

     - Не был ли их вкус каким-нибудь странным? – спросил я.

     - Это были крысы, - проворчал Метус. – Конечно же, вкус был странным.

     - Это должно быть где-то здесь, - сказал я,  оглядываясь кругом, - что-то, что тебя заразило.

     - Может быть, это что-то не материальное, - сказал Теллурис. – Может быть, это… проклятие, или что-то вроде этого. В любом случае, никто из нашего племени не уезжал так далеко от деревни, так что как может это место быть причиной?

     - Возможно, то, что вызывает болезнь, идет дальше после того, как сделает свое дело, - ответил я. – Или, может быть…

     Я замолчал. Я заметил невдалеке нечто, почти полностью скрытое разросшимися растениями. Это был рисунок на земле в форме грубого треугольника, примерно трех футов шириной в основании. Я нагнулся, чтобы посмотреть, нет ли там отверстия, но ничего не увидел, только узор из трещин на земле и камне.

     - Поищите вокруг, - сказал я остальным. – Посмотрите, не найдется ли других знаков вроде этого. 

     Мы искали около часа. Никаких признаков других треугольников на земле, никаких признаков того, кто или что могло создать тот, что мы уже нашли. Был ли это отпечаток чьей-то ноги? След, оставленный каким-то прибором? Или какое-то природное явление, которого я просто не видел?

     Я повернулся, чтобы узнать мнение Теллуриса, поскольку он мог видеть больше меня во время своих поездок на Скопио, но тот исчез. Метус уверял, что не видел, куда он пошел.

     Я проследовал по следам моего соплеменника на мягкой земле, пока они не оборвались на совершенно открытом участке земли. Почва здесь выглядела странно, словно что-то подмело и выровняло ее.

     Я услышал у себя за спиной тихий шорох. Повернувшись, увидел отвратительное покрытое шипами красное щупальце, вылезающее из почвы. Прежде чем я успел что-то сказать, оно обвилось вокруг Метуса и утащило его в землю. Я не знал, смеяться или кричать, когда появившееся из земли второе щупальце быстро пригладило землю, вернув ее к ее прежнему состоянию, и тоже исчезло под землей. 

     Я прицелился в это место из своего метателя Торнаксов и выстрелил. В земле образовалась дыра, в воздух взлетел град земли и камней. Но когда пыль осела, я не увидел никаких следов ни двух моих спутников, ни того, кто на них напал. Что бы их ни утащило, оно исчезло.

     Я был взбешен, расстроен, загнан в угол. Именно в тот момент, когда я увидел первые признаки ответа, он от меня ускользал. В любой момент щупальца могли вернуться. Я не мог добраться до Теллуриса или Метуса, а если я  задержусь здесь, надежды выжить нет. Но если я уйду... Если я уйду, я могу никогда не разгадать тайну, что меня мучила. Мой народ останется неотомщенным.   

     Я стоял, прямо на том месте, где исчез Метус.

     - Иди сюда! – крикнул я. – Нападай! Утащи меня вниз! Но прежде чем я умру, тварь, я узнаю, кто ты есть. 

     Я стоял на месте, когда три щупальца показались из земли, вслепую ощупывая все вокруг, и обвились вокруг меня. Не успел я вскрикнуть, как вместо неба надо мной оказались земля и  глина: меня вырвали из царства света и бросили в мир теней.


Комментировать здесь >>>

0

4

Глава 4

     Я был мертв. Три гротескных щупальца вырвались из земли, обвились вокруг меня, уволокли меня, и я умер. Это было единственное объяснение, поскольку, если я не умер, тогда, значит, я сошел с ума, а я бы предпочел смерть безумию.

     Если вы читали эту хронику прежде, вы знаете, что я, Теллурис и смышленый Агори по имени Метус, превратившийся в змею, искали причину Сонного проклятия, уничтожившего железное племя много веков назад.  Наше исследование не имело успеха, учитывая, что мы, очевидно, пошли на пищу монстру. 

     Я лежал на койке в большой комнате. Рядом было по меньшей мере три дюжины таких же коек, половина из них была занята больными или ранеными Агори. Время от времени в комнату входила водяная Агори, принося еду и питье моим соседям. Заметив, что мои глаза открыты, она выронила поднос и поспешила ко мне.

     - Сахмад, ты проснулся! – сказала она с улыбкой.   

     Агори не улыбаются мне. Ухмыляются – да. Проклинают – часто. Даже плюют при случае. Но не улыбаются никогда.

     Следовательно, если предположить, что я не умер, я был в какой-нибудь психиатрической клинике.

     Я попытался сесть. Мое тело отказалось помочь мне в этом.

     - Где я? – спросил я.

     - В больничной палате, - ответила она. – Мы уж думали, ты никогда не проснешься.

     - Перефразирую вопрос, - сказал я. – Я где?

     - Где? -  ее глаза заблестели. – О, конечно, ты же не знаешь. Это город Новое Атеро на Бота Магне. Тебя нашли на севере Бара Магны и заботились о тебе как могли, пока здесь все не было подготовлено.

     Да, она была сумасшедшей. Никакого Нового Атеро не существовало, и уж, конечно же, не на Бота Магне. И если бы они нашли меня, они бы нашли и двух моих спутников, а я не видел здесь ни одного из них. 

     - Теллурис и Метус, они были со мной. Где они?

     Моя новая сумасшедшая подруга смутилась:

     - Мы не находили Теллуриса. Метус прожил несколько месяцев, и при помощи Маски его даже превратили обратно в Агори, но это не помогло. Прости. 

     - Удивлен, что тебя вообще это беспокоит, - сказал я. – Мы трое не были особо популярны у большинства Агори.

     - Это было очень давно.

     Я узнал этот голос. Он стал немного старше, немного грубее, но он принадлежал Киине, водяной Глаторианке. Без сомнения, это была она, её доспехи были в рубцах, а левая рука безжизненно висела вдоль тела. 

     - Да? – сказал я. – Не думал, что у ненависти есть временной предел.

     - Многое изменилось после падения Скраллов, – ответила Киина. – Ты пропустил все это. Ты проспал 750 лет, Сахмад.

     В этот момент на одну секунду, только на одну секунду, подумайте, я испугался. Я имею в виду, это не могло быть правдой. Чудовище могло утащить нас вниз и выплюнуть. Кто-то мог найти нас с Метусом и спасти. Все Агори могли жить как браться и сестры в прекрасном новом городе, готовые оказать радушный прием даже выжившим членам Племени Железа.
 
     И плоды Торнаксов могли иметь вкус вареного мяса Скопио, а Великие могли корзинами приносить в подарок импланты, но я не был готов поверить хоть в одно из этих событий.

     Я заставил себя подняться с койки, несмотря на протесты своего тела. Агори дала мне палку, чтобы я мог на нее опираться. Она пыталась убедить меня не выходить из комнаты, но я сказал ей, что должен сходить в одно место.

     В городе снаружи царила суета как в гнезде дюнных пауков. Агори и Глаторианы бегали туда-сюда, общаясь с другими существами, большими и маленькими. Эти незнакомцы выглядели какими-то машинообразными.  В то же время, их движения были слишком плавными и грациозными, чтобы их можно было счесть чисто механическими.

     Моей первой мыслью было, что они, наверно, получили хороших рабов. Я подумал, старый образ мыслей искоренить тяжело.

     Все это выглядело, звучало и ощущалось совершенно реальным, но я-то знал, что оно таковым не было. Если я не был уверен в этом прежде, появление Киины уничтожило все сомнения. Не важно, сколько времени прошло. Она бы никогда не подошла к моей постели, кроме как чтобы застрелить меня. И 750 лет было недостаточно, чтобы смыть 100 тысячелетий подозрений, страха и отвращения. Кому-то хотелось, чтобы я подумал, что это новый мир. Но в душе я знал, что это все тот же самый старый. Даже хуже. Прежде можно было с кем-то сражаться. Но с кем сражаться, если враг решил оставаться скрытым?

     Глядя вокруг, на всех этих суетящихся вместе ради общего блага, я продолжал размышлять. Чья это грёза? Уж конечно, не моя. Мой народ был мертв. Он не мог наслаждаться всем этим миром и доброжелательностью, а если им не было пользы от этого, то и я ее не хотел. Я бы просто посмотрел, как этот Новый Атеро исчезнет, как и Старый Атеро.

     Я обдумывал, как бы узнать, что здесь происходит, когда заметил мелькнувшие знакомые доспехи.  Их металл имел цвет доспехов Железного племени последних дней, после болезни. Ну, признаюсь, теперь я был заинтригован. Значило ли это, что кто-то из выживших нашел дорогу в этот город и его или её здесь приняли? Могло ли это быть больше, чем просто фантазией?  Я засомневался: что, если во всем этом есть крупица истины?  Что, если действительно существует какой-то член Железного Племени, который выжил и тоже видит эту иллюзию?  Не в том ли смысл всего этого, чтобы указать мне этого другого выжившего?

     Я бросился бежать, отталкивая с дороги Агори и их механических помощников. Я свернул за угол и  оказался в центре рынка.  Столы были завалены доспехами, едой, одеждой, предметами искусства. Я заметил преследуемого на противоположном конце  площади - он сворачивал на боковую улицу. Я побежал следом, опрокидывая прилавки и вызывая гневные восклицания со всех сторон. Аккар, огненный Глаториан, попытался меня остановить, но он был слишком стар и слишком медлителен.

     Я добежал до угла на максимальной скорости и затормозил, наполовину увязнув в мягкой земле. Член Железного племени стоял посреди улицы, целясь из метателя Торнаксов прямо мне в голову. Но это был не просто кто-то из моих собратьев. Это была моя любимая женщина, умершая от болезни более тысячи лет назад. Я открыл рот, чтобы произнести ее имя. Она выстрелила. Торнакс полетел в меня. Я почувствовал удар в шлем, увидел вспышку света, смутно услышал  грохот взрыва, и потом я умер. Опять.

     Тьма сменилась светом. Я снова был в больничной палате. На этот раз здесь не было водяной Агори, не было Киины, на койках не было Агори других племен. Все, кого я видел, были Железными Агори. Сиделка остановилась и посмотрела на меня. Пациенты сели в кроватях и заговорили одновременно одним и тем же голосом:

     "Мы думали ты сильнее, Сахмад. А ты такой же слабак, как Теллурис, Метус и все остальные. Но мы все же получили некоторое удовольствие. Все-таки слабые души хороши на вкус."



Комментировать здесь >>>

+1

5

Глава 5

     Бывают дни, когда вам кажется, что все оружие мира заряжено и нацелено на вас. Бывают дни, когда вы знаете, что даже лучший друг – если у вас такой есть – может предложить вас Скопио в качестве пищи.

     Как раз такой день был сегодня у меня. Сейчас объясню.

     Я сидел в иллюзорной лекарской палате, лицом к лицу с компанией Агори, которых в реальности здесь не было, но которые все-таки говорили со мной одинаковыми голосами. И они не произносили теплых приветствий, они говорили о… ну, давайте просто скажем, что они весьма умело угрожали и остановимся на этом. Испугался ли я? Естественно. Но точно так же, как при сборе плодов Торнаксов и изготовлении из них оружие, можно превозмочь страх и превратить его в ярость. Страх – это камень, который можно спрятать внутри себя. Ярость – это камень, который можно бросить в кого-то другого.

     - Ты собираешься показаться? – спросил я моего невидимого хозяина. – Или так и будешь говорить через своих самодельных Агори?

     Комнату заполнил смех. Он звучал так, как будто на землю падал хрусталь и разбивался в пыль.

     - А ты думаешь, что те, кого ты видел прежде, были продуктами моего воображения? – спросил тот, кто поймал меня. – Тогда смотри дальше.

     Агори замерцали и расплылись в воздухе, а на их месте оказались Сестры Скраллов – около дюжины. Я начал сожалеть о своем вопросе. Я знал, что Сестры способны сделать с моим мозгом. Но, как говорится: «Не перейдешь реку Скраллов, замочив лишь только ноги».

     - Так Сестры работают на тебя? Так это они виновны в том, что Железное Племя поразило сонное проклятие? 

     Снова прозвучал смех. Я уже начал ненавидеть этот звук.

     - Сестры – безобидные маленькие дурочки, - прозвучал ответ. – Они действительно верят, что Великие наделили их силой. А ведь это я одарил их силой псионики, которой они теперь владеют. Я решил, что будет забавно наблюдать, как они уничтожают мужчин своей расы. Они не имели желания ничего завоевывать - а теперь они вообще не имеют никаких желаний.

     - Так вот чем была наша болезнь, просто еще одним твоим экспериментом!? – возмутился я. 

     Рты всех Сестер одновременно открылись, и изо всех прозвучал один и тот же ответ:

     - Экспериментом? О, нет. Это была пища. 

     Затем Сестры Скраллов осели на землю, как будто ноги больше не держали их.  У дальней стены появилась маленькая точка света, она быстро росла, становясь все больше и больше. Мой хозяин показался. Я вот-вот должен был встретиться с тем, кто уничтожил мое племя.

     Представьте себе, что вы смотрите прямо на солнце, и в глазах у вас горят красноватые  полоски, не давая определить форму предметов. Вы можете даже закрыть глаза или отвернуться - разницы не будет. Знаете, это было нечто, что никогда не сможет изгладиться из памяти. Повезет ли вам сохранить разум, или это будет как раз самая худшая возможность? 

     - Я голоден, - произнес голос из центра светового шара. – А когда я голоден, я должен поесть. Сны твоего народа были приемлемой едой. Достаточной, чтобы я много лет после этого не нуждался  в пище. Конечно, когдя я это сделал, у вашего народа не осталось сновидений. Но их, как и сами сны, трудно назвать большой потерей.

     Мне нужно было оружие. Мне нужно было что-то, чтобы швырнуть в это злобное солнце, которое становилось все больше и больше. Оно наполняло помещение светом, но не теплом. От него до костей пробирало холодом, по сравнению с которым пустынная ночь была просто тропиками. Но у меня не было оружия. Ярость, вызов, упорство, готовность умереть, чтобы отомстить за свой народ – этого было у меня  в избытке. И я должен был что-то сделать.

     - Отличное световое шоу, - сказал я. – Красивый маскарад для того, кого Великие сделали и потом выкинули. Ведь это так, не правда ли: ты – еще один их неудачный проект?

     Свет вспыхнул ярче. Алое щупальце показалось из сверкающей сферы. Я едва успел от него увернуться.

     - Я существовал еще до рождения Великих, - сказало существо. – Я ощущал их приход и обдумывал, могут ли они представлять для меня какую-то угрозу. Я даже пробовал поразить их безумием, но их мысли были слишком… странными. Их разум питался моим. Они взяли мои видения, и эта энергия вдохновила их на создание все более и более великих проектов, а я вынужден был спрятаться в глубинах Сферус Магны.

     Спрятаться и ждать, -  подумал я. – Ждать, и становиться все голоднее и голоднее. А расплатились за это Агори.

     У себя за спиной я услышал шум. Оглянувшись, я увидел торопящихся ко мне Метуса и Теллуриса. Но действительно ли это были они? В последний раз, когда я видел Метуса, он был змеей. Теперь он шел на двух ногах, как все остальные Агори, и в нем не было ничего змеиного.

     - Сны, - сказало существо, чей свет наполнял теперь всю комнату. - Он змея, которой снится, что она Агори – или Агори, которому снится, что он змея?

     - Идем! – заявил Теллурис. – Надо отсюда выбираться! 

     Это я понимал. Но я колебался. Я не был уверен, реален ли мой союзник, или он еще один плод воображения. Я принял решение, когда Сестры Скраллов вновь поднялись на ноги и направились к нам. Мы бросились бежать: мой товарищ по племени и Агори, который не мог бегать. Мы бежали по туннелям, тянущимся на многие мили, бежали, пока не увидели яркий свет впереди, наверху, на поверхности. Теллурис радостно вскрикнул и заставил нас бежать дальше. Нам казалось, что наверху, на солнечном свете, все будет в полном порядке. Как будто все наши страхи останутся позади нас, в темноте, и мы найдем способ навсегда забыть их источник: только бы нам выбраться на свет. И мы выбрались. Мы карабкались и лезли наверх, назад на поверхность, назад к поднимающемуся над Сферус Магной утреннему рассвету. На какое-то время мы окажемся в безопасности. 

     Только там было не утро. Там была середина ночи. И свет, который мы увидели, свет, к которому рвались изо всех сил, не был солнечным. Вот какое дело. Существо, от которого мы с таким трудом бежали, было на поверхности, оно освободилось от того, от чего так долго пряталось под землей, чем бы то ни было. И почему-то я знал, что оно голодно.

+2

6

Глава 6

     Когда-то давно я наткнулся на гнездо пустынных пиявок. Если вы никогда их не видели – это такие отвратительные маленькие твари. Они строят гнезда на потолках пещер, там вылупляются их детеныши. Малыши повисают на потолке и ждут, когда под ними кто-нибудь пройдет. Тогда они дождем осыпаются на вас, присасываются к любому открытому участку тела и питаются вашей жизненной энергией. Когда вы понимаете, что оказались у их гнезда, первым вашим ощущением бывает досада: «Ну почему я такой дурак, что шел по пещере и не смотрел вверх?» А затем вас охватывает ужас, душа уходит в пятки, руки и ноги становятся ватными, вас как будто сжимает чей-то кулак.

     Это худшее ощущение, которое только можно представить. И вот его-то я и чувствовал сейчас, глядя на уничтожившую мой народ тварь, которая вылезала на поверхность Сферус Магны. В голове моей звучал его торжествующий рев. Я слышал, как он выкрикивает свое имя – Аннона - ликуя оттого, что наконец освобождается, проведя столько лет под землей. Он скрывался там только потому, что боялся Великих, а в последний раз, когда я проверял, никаких Великих поблизости не было.

     Это было плохо. Я взглянул на двух моих спутников. Теллурис и изначально-то не отличался нормальной психикой, а уж после этого испытания был близок к тому, чтобы   впасть в полный ступор. Метус был жадный, вероломный обманщик, превращенный в змею этим парнем Мата Нуи с волшебным мечом или чем-то вроде этого. А теперь он снова стоял на двух ногах. Не представляю, как это произошло.

     - Чего мы ждем? – сказал он. – Надо бежать!

     Я покачал головой.

     - Бежать куда? Ты правда думаешь, что есть какое-то место, куда эта тварь не сможет за нами последовать? Мы только потратим силы и облегчим ему задачу.

     - Я пойду за моим Скопио, - пробормотал Теллурис, имея в виду боевую машину, когда-то давно построенную им из обломков. – Он… он спасет нас.

     - Твой Скопио -  куча хлама, – проворчал я. – И был почти такой же кучей, даже когда был еще цел. Нет, чтобы остановить того, кто сумел превратить змею обратно в Агори,
нам понадобится нечто большее.

     Метус посмотрел на меня как на идиота. 

     - Ты что, совсем рехнулся? Аннона этого не делал. Думаю, Мата Нуи никогда не планировал, что превращение в змею будет постоянным. Или, может быть, что-то с ним случилось. Не знаю. Только я внезапно снова стал самим собой. Хотя, признаться, меня все еще тянет есть грызунов.

     Пока мы так разговаривали, свечение Анноны становилось все сильнее и ярче. Он теперь стал похож на звезду, на Красную Звезду, хотя не могу вспомнить, чтобы я когда-нибудь прежде видел звезду с щупальцами. Он пробовал нас на вкус – полагаю, это лучшее описание того, что он делал. Он питался снами. Он присматривался к группе и  забирал у нас энергию сновидений, превращая нас при этом в безумцев, и я не представлял, как его остановить. Может быть, его невозможно было остановить.

    Я ощутил какую-то паузу. Почувствовал, что пир прервался - он чего-то ждал. Чего? Решил вернуться в пустыню, где собрались Агори Бара Магны, или отправиться в одну из деревень Бота Магны? А, может, даже переместиться в другие миры?

     Я знал только, что в его меню появился кто-то другой, и этих «других» надо предостеречь, или они кончат тем же, чем Железное Племя. Аннона ярко вспыхнул. Он приготовился уходить, направляясь за другой едой. Я бросился вперед.

     - Быстрее! – закричал я. – Он не уйдет без нас!

     - Ты с ума сошел, - заявил Метус. – Я не собираюсь никуда идти с этой тварью. 

     - Теллурис, вперед, - крикнул я. – Эта штука хочет добраться до твоего Скопио, ты должен его остановить.

     Это помогло – Теллурис двинулся с места, но Метус словно прирос к земле. 

     - Ну и оставайся, – сказал я ему. – У тебя абсолютно ничего нет, ты ничего не умеешь, не знаешь, как добраться до дома, да у тебя и нет дома. Действительно, зачем тебе идти с нами? Ведь ты так многое можешь потерять!

     Метус выругался и побежал за нами. Вместе мы прыгнули в сияющую сферу Анноны, перестав видеть окружающее. Следующее, что я почувствовал - что тону. Исключительно повинуясь инстинкту, я задрыгал ногами, стремясь туда, где, по моим расчетам, была поверхность. Голова моя высунулась из воды, и я глотнул воздуха. Отдышавшись, я огляделся вокруг и остолбенел.

     Я был на Аква Магне. Метус и Теллурис плавали рядом, задыхаясь и кашляя. Прямо перед нами, примерно в пятидесяти метрах, тянулся пляж и позади него – скалистые утесы.  На вершине одного из утесов находилась крепость, слабо поблескивающая в лунном свете и казавшаяся абсолютно неприступной.

     И Аннона медленно поднимался к этой крепости. Я не знал, чья это крепость и кто там живет. Я знал только, что если Аннона туда доберется, они все мертвецы. Мы трое поплыли к берегу и начали взбираться на утес. Аннона не заметил нас – а, может, просто не придал значения. И я знал, что нам ни за что не добраться до вершины раньше него. Наше соревнование было проиграно, прежде чем началось. И, конечно же, Аннона исчез из виду прежде, чем мы выбрались на вершину утеса, особенно учитывая, каким плохим скалолазом был Метус.

     То, что мы увидели, когда добрались до крепости, напоминало ночной кошмар.  Странные воины, хорошо вооруженные, мощные, с как будто приклеенными к лицам ухмылками, сражались с пустотой. Аннона наслал на них иллюзию, как прежде на нас. Теперь он мог оставаться для них невидимым и наслаждаться пищей, пока эти воины не умрут. Его сияние устремилось к огромным воротам крепости. Ничто не стояло на его пути.

     Ничто, пока дверь резко не распахнулась изнутри, и что-то не вышло оттуда в ночь. Появившийся - метров четырех ростом - был покрыт золотистой кожей и поигрывал мускулами. Глазами и чертами лица он чем-то напоминал рептилию и смотрел на Аннону прищуренными глазами.

     - Я пришел сюда за пищей, - сказал Аннона. – Сдавайся. 

     Золотое существо усмехнулось.

     - Ты питаешься снами и не можешь без них существовать. Они – пища для тебя, а мы овладеваем ими и делаем их реальностью, и, поcтупая так, мы завоевываем и подчиняем. А  поэтому, похоже, тебе предстоит этой ночью остаться голодным.

     Аннона засветился ярче, его сияние ослепляло. Я ничего не видел – только слышал его голос и голос его противника.

     - И кто же помешает моему пиру? – спросил Аннона. – Ты, жалкая смесь низших рас, бандитов, воров, причем одного, кажется, мертвого, – плод отчаянного, безумного эксперимента? Ты выстоишь против меня?

     Не знаю точно, что произошло дальше. Звук был такой, как будто небо раскололось. Земля под моими ногами затряслась, и я услышал крик Анноны и еще кое-что. 

     Золотое существо спокойно сказало:

     - Да, тварь, я выстою против тебя.

Комментировать здесь >>>.

+3

7

Глава 7

     Однажды я уже бывал на пляжах Аква Магны  - в своей прошлой жизни, когда у меня были племя, друзья и любовь. Я приходил сюда, чтобы разведать торговый путь. Будучи родом с гор, я никогда прежде не видел так много воды сразу. Несмотря на то, что пляж был каменистым и запущенным, он все равно был самой изумительной, и одновременно пугающей, вещью которую я когда-нибудь видел.

     С тех пор я успел увидеть уничтожение моего народа, раскол моей планеты и множество всего другого, что большинству показалось бы кошмаром, а не мечтой. Но я… Я никогда не видел ничего подобного тому, что видел сейчас.

     Аннона, во всем своей огненно-красном великолепии, был в агонии. Каменные копья внезапно вырывались из-под земли и пронзали энергетическое существо, а оно корчилось от боли. Как простой камень мог причинить вред кому-то столь могущественному, я не знал.

     Золотое существо не имело имени, по крайней мере, мне оно было неизвестно, но я многое понял о нем в те несколько мгновений, когда он смотрел на своего гибнущего врага. Оно было создано из других существ, названий которых я никогда прежде не слышал; оно по-прежнему говорило о себя ‘мы’ и ‘нас’, и от этого бросало в дрожь. Но его разговор с Анноной был ясен.

     - Я возник из снов и мечтаний моего народа, - сказало золотое существа, - и в обмен я делаю их мечты реальностью. А они мечтают о твоей смерти, Аннона.

     - Я знаю это, - ответил Аннона. – Зачем, ты думаешь, я нашел тебя, тварь? Сны – моя еда и питье. С ними я силен. Без них я ничто.

     Золотое существо пожало плечами и отвернулось. Его сторонники, воины, сражавшиеся с видениями, созданными Анноной, сделали то же самое. Очевидно, умирающий Аннона уже не мог больше создавать иллюзии.

     - Мне неважно, что ты собой представляешь, - сказало золотое существо, заканчивая разговор, - поскольку ты уже мертв.

     В этот момент я ощутил удовлетворение. Тварь, уничтожившая мое племя, умирала, и хотя она умирала не от моей руки, я все же чувствовал, что правосудие восторжествовало. Мне не следовало бы так рано радоваться.

     Все воины, стоявшие вокруг золотого существа, начали падать. Некоторые опустились на колени, другие внезапно завертелись как сумасшедшие, третьи обнажили оружие и направили на своего лидера. Я  понял, что сила золотого существа, лишенного их поддержки, ослабевает. Аннона освободился от копий, и из сердцевины его вырвались раскаты смеха.

     - Я всегда предпочитал съедать мою добычу не спеша, - сказал он. – Никогда прежде не пытался поглотить всю скрытую энергию сновидений живого существа сразу. Но, вижу, что результат тот же самый.  Безумие. Ну, а теперь, мой друг, мы, кажется, обсуждали чью-то неминуемую смерть?

     Золотое существо в самом деле выглядело испуганным. Мне совсем не нравилось происходящее. Позади него, его крепость заколебалась и начала расплываться в воздухе. Хуже того, там были… такие твари… одни появились в окнах. А другие скользили и ползали повсюду вокруг.

     - Ты… идиот! – закричало золотое существо. – Ты не понимаешь! Я вызываю мечты к жизни, даже если это мечты  безумца. Представляешь, что это значит?

     Я то представлял. Это было все равно что прогуляться по мыслям моего товарища Теллурису – земля вздыбливалась, крепость плавилась, а воины… меня не легко заставить содрогнуться, но мечты сумасшедшего – ужасная вещь.

     Аннона засветился ярче. Сомневаюсь, что он когда-нибудь получал так много энергии одновременно. Он и прежде выглядел достаточно опасным, а теперь похоже было, что он готов испепелить любого, подошедшего слишком близко. Мне хотелось броситься обратно в океан и уплыть на другой конец планеты, но я знал, что в этом мире нет безопасного места.

     Несколько воинов среагировали на приближение Анноны, обнажив оружие и  двинувшись вперед. Это было последнее неверное решение в их жизни. Крепость уже окончательно исчезла; горизонт был полон странных колеблющихся существ, некоторые были практически бесформенными, другие имели такую форму, что вы продолжали видеть даже их, когда закрывали глаза.

     Золотое существо отступало, оно было смущено и испугано. Все должно было вот-вот закончиться. И тогда внезапно вмешался Теллурис: он выскочил из нашего укрытия, крича и размахивая палкой, подобранной где-то на пляже. Он бежал прямо к Анноне.   

     Если бы это была сказка, мы с Метусом, рискуя своими жизнями, попытались бы остановить его. Но это не была сказка. Ничего подобного. И ни один из нас не собирался умирать за Теллуриса. Он не стоил этого. Не уверен, что вообще кто-нибудь этого стоит.

     Я бы не поверил, что он сумеет подобраться к Анноне на расстояние удара, но он сумел. Он умер, не завершив крика. Это была тупая, безрассудная, идиотская смерть, но я был близок к тому, чтобы повторить ее, хотя и не планировал умирать сегодня. Есть такая старая поговорка: “Если хочешь рассмешить Великих, расскажи им о своих планах.”

     Я держал пари, что золотое существо способно победить Аннону, если получит шанс использовать свою способность. Это означало, что надо отвлечь моего врага хотя бы на несколько секунд. Я подумал, что знаю способ сделать это. Единственное оружие, которое создало золотое существо, и которое еще почему-то оставалось целым, были эти каменные копья. Я не знал, какой вред они причиняли Анноне, может быть, кому-то приснилось, что они могли причинить вред, но они это делали. Нужно было ранить его ими еще раз.

     - Пошли! – сказал я Метусу. – Надо отломить такое копье.

     - Ты с ума сошел? -  как и следовало ожидать, ответил он. – Я никуда отсюда не пойду.

     Я сильно надавил ему на плечо.

     - Помнишь, как ты был змеей? – спросил я. – Помнишь, что ты при этом чувствовал?

     - Еще бы, - ответил Метус.

     - Ну, так я заставлю тебя почувствовать себя намного хуже, и для этого мне не понадобится волшебный меч, - прорычал я. – Пошли немедленно!

     Вместе мы бросились бежать, уворачиваясь от спятивших воинов и надеясь, что Аннона слишком занят поглощением энергии, чтобы нас заметить. Мы бежали прямо к скоплению копий, но потом этот весельчак Метус указал на маленькую проблему.

     - Они из сплошного камня, - сказал он. – Чем ты предлагаешь сломать их?

     У меня был соблазн предложить воспользоваться его головой. Но вместо этого я заметил, что одно из копий треснуло, когда Аннона  боролся за свою свободу. С помощью Метуса я отломил его. Это было не очень длинное копье, но острие было не повреждено, и это было все, что мне нужно.

     - Ты стой здесь, - сказал я Метусу. – Если я  потерплю неудачу, попробуй отломить другой кусок и пытайся сам. Да что я говорю, ты же собираешься сбежать, как только я отвернусь. Ладно, если я погибну, никому не рассказывай, как. Я не хочу, чтобы народ думал, что в последние минуты жизни я был таким сумасшедшим идиотом.

     Я взвесил на руке копье и побежал. Когда я приблизился к Анноне поближе, я понял, что должен закрыть глаза, или ослепну. Я закрыл их. Когда жар стал невыносимым, я понял, что нахожусь достаточно близко, чтобы нанести удар. Я отклонился назад и метнул копье с такой силой, с какой только мог. Услышал шипение, а затем - вопль.

     Знаете, вопль может быть восхитительным звуком, если его издает тот, кто вы хотите.  Я заковылял назад, пока не перестал ощущать жар. Я рискнул открыть один глаз. Аннона прекратил двигаться вперед. Каменное копье… торчало… рядом с одним из энергетических щупалец, отходящих от его основного тела. Оно воткнулось так, что щупальце не могло дотянуться и вытащить его. Это не был смертельный удар, совсем не был, но он замедлил его продвижение.

     Потом я увидел золотое существо. Оно смотрело прямо на меня. Каким-то образом я смог услышать, что оно говорит, хотя оно и находилось далеко от меня. Теперь я знал, что должен сделать.

     Оба этих могущественных существа  жили снами и мечтаниями. Аннона питался теми, что возникали у вас ночью – хорошими или плохими. Золотое существо употребляло те,  что прятались в глубине вашего сердца и в самых укромных уголках вашей души – желания, надежды, мечты – и делало их реальностью. Оно могло атаковать Аннону сотнями способов, но только один действительно мог причинить ему вред.

     Я снова закрыл глаза; я вообразил себе мечту. И в моей мечте никто на Сферус Магне, никто во всем мире, нигде поблизости, не мог грезить и видеть сны. Я мечтал, чтобы не было больше никаких видений. Я снова открыл глаза и почувствовал: пустота, вакуум остались в мой душе, когда сны и грезы перестали существовать. Это было то, что  ощущали члены моего племени, перед тем как умереть. Но на этот раз энергия не ушла к Анноне, она вообще никуда не ушла. Она просто  престала существовать. Золотое существо сделало реальностью последнюю мечту в мире.

     Я видел, что он заколебался. Я видел, как Аннона вспыхнул. Внезапно он понял, что если он сегодня победит, ему больше нечем будет питаться. Он окажется в ловушке на Сферус Магне, глядя как ее обитатели сходят с ума и умирают, но сам бы он сам умер от голода задолго до того, как погибнет последний Агори.

     Я ожидал, что Аннона разъярится и закричит, но вместо этого он завис в воздухе и обратился прямо к золотому существу.

     - Ты это сделал, - сказал он. – Зачем?

     - Возможно… поскольку монстры должны принадлежать снам, а не сны – монстрам, - ответило золотое существо. – А возможно… я просто хочу твоей смерти.

     Последовало долгое молчание. Потом Аннона сказал:

     - Сделка.

     - Какая сделка?

     - Мечта, другой мир, полный других существ, где я смогу жить и кормиться. И твоя империя будет в безопасности, и я буду удовлетворен.

     Золотое существо некоторое время обдумывало предложение, потом сказало:

     - Согласен.

     Я было запротестовал, но что-то заставило меня замолчать. Я понял, что мог бы помечать о том, чтобы Аннона перестал существовать, но не сделал этого. Может быть, потому, что каким-то образом знал: это не выход. Если бы золотое существо могло так легко уничтожить Аннону, оно бы это сделало. Кроме того, у меня был второй шанс покончить со всем этим, и сделать это стильно.

     - Сахмад помечтает о таком мире, - сказало золотое существо.

     - Нет, - ответил Аннона. – Я не согласен.

     - Я дал тебе слово, - сказало золотое существо. – Сахмад не рискнет нарушить сделку.

     Он был прав. Мне не нужно было нарушать ее. Я собирался дать Анноне только то, о чем он просил. Я закрыл глаза. Представил пышный зеленый мир, райское место. Представил Аннону, свободного питаться тем, что он любит. И я представил жителей этого мира, каждый из них - такое же существо, как и Аннона. Они будут пожирать друг друга, и не пройдет и года, как ни одного не останется в живых.   

     Я открыл глаза и посмотрел на исчезающего Аннону.

     - Попался, - сказал я.

     Когда он исчез, золотое существо подошло ко мне.

     - Ты мог бы помечтать, чтобы я тоже исчез. Удивлен, что ты этого не сделал.

     Я смерил его взглядом. Он был странным и непонятным, и возможно слишком умным, но вот прямо сейчас…

     - Ты – не моя проблема, - сказал я. – Та тварь – была моей, а теперь уже нет. Так что мы пойдем каждый своим путем.

     - Минутку,- сказало золотое существо. – После того, как ты вернешь миру способность мечтать и видеть сны.

     - Ага, и верну тебе обратно твою силу, - ответил я. – Хорошо. Сделано.

     - Знаешь, а ты еще услышишь обо мне, - сказало золотое существо. – Я не собираюсь навсегда удовлетворяться этим клочком земли.

     - Дай мне знать, когда ты со своей армией отправишься в поход, - ответил я. – Может быть, я вступлю в нее.

     Я мог бы сделать так, чтобы он изготовил мне лодку, но я решил пойти пешком. Аннона был все равно что мертв, а на Бара Магне в эти дни было много такого, на что стоило взглянуть. Не то, чтобы я действительно хотел включаться во всю эту жизнь. Как и Метус, куда бы он не сбежал. Но так было нужно. Если я был прав, довольно скоро у них будет больше проблем, чем они способны решить, а я буду наблюдать и наслаждаться, глядя на их невзгоды. Что касается меня, сейчас я направлялся на север, в горы. Там был народ, который я утратил много лет назад, и с которым я мог наконец попрощаться.  А потом… ну, это будет уже совсем другая история.

     
Конец

+7


Вы здесь » Кини-Нуи » Рассказы » Sahmad's Tale